Присоединяйтесь к нашим группам

Как Путин побеждает в Сирии

Как Путин побеждает в Сирии
Сирийцы оценивают ущерб, причиненный воздушной бомбардировкой в подконтрольном повстанцам районе Доума к востоку от Дамаска.
08 10 2015
08:27

Билл Повелл.

Россияне назвали ее «Центр 2015» - серию военных учений, которые они провели в середине сентября с участием 95 тыс. военнослужащих. Изменив установленный порядок вещей, на этот раз Москва скрупулезно раскрыла все подробности проводимых учений и отрабатываемых маневров. Например, боевые вертолеты МИ-24 отрабатывали нанесение бомбовых и ракетных ударов по наземным целям и воздушное прикрытие пехотных подразделений на очень низкой высоте. Они стреляли неуправляемыми ракетами по движущимся внизу колоннам. Они практиковали полет на одном двигателей (имитируя аварийную ситуацию) на высоте всего 650 футов над землей. «Все это отработка навыков, - говорится в отчете Института по изучению войн, - которые пригодятся россиянам в случае оказания воздушной поддержки военным подразделениям Сирии, Ирана или ливанской «Хезболла» при столкновении с силами повстанцев».

Что российские войска и сделали - и что продолжают делать в настоящее время.

Было ли вмешательство России в усиливающуюся кровопролитную гражданскую войну в Сирии предсказуемым или нет (и если было, можно ли было ему промешать?) – это спорный вопрос. Российский президент Владимир Путин в один момент значительно изменил ход событий продолжающегося конфликта, забравшего жизни уже 250 тыс. людей и сделавший миллионы людей беженцами, и эти цифры все еще не окончательные.  Россия и Иран, давнишние и главные покровители Дамаска, дали понять однозначно и ясно, что они примут самое активное участие в защите интересов действующего режима власти. 21 сентября Иран начал отправку сотен солдат из элитного подразделения «Кудс Форс» (ударной силы Революционной армии Ирана) во главе с ее командиром Кассемом Сулеймани для проведения наземных операций при воздушной поддержке России против сил, противостоящих сирийскому президенту Башару Асаду. По данным разведки, они уже объединились с отрядами иранцев и иракцев-шиитов.

Россияне находятся здесь по очень простой причине, и это не борьба с Исламским государством. К 5 октябрю Пентагон получил достаточно подтвержденных фактов того, что большая часть воздушных атак России преследует целью не подавление сил Исламского государства, а нанесение ударов по позициям повстанцев, подготовленных инструкторами США в различных частях страны. Российские войска находятся в Сирии для вооруженного отпора всем и всякому, поднявшему оружие против Асада, отставки которого продолжают требовать США и их партнеры по коалиции. Выступая 29 сентября перед Генеральной Ассамблеей ООН, министр иностранных дел Саудовской Аравии Адел аль-Джубейр  изложил свою позицию предельно ясно: «У Асада нет будущего в Сирии. Любая попытка обелить его или сделать приемлемым обречена на провал», - заявил он репортерам.

Российское вмешательство, как хорошо понимают Обама, аль-Джубейр и другие участники коалиции, произошло в критический момент. Несмотря на сравнительную пассивность и инертность США в деле финансирования и подготовки антиасадовских повстанцев, позиция диктатора постепенно ослабевала в условиях его одновременной борьбы с множеством повстанческих группировок различной сектантской и этнической направленности (от неумолимых боевиков Исламского государства до более умеренных суннитов и сирийских курдов). По мнению Андрея Макарина, заместителя директора Центра политических технологий (своеобразного московского «мозгового центра»), для Путина, который не устает повторять (потому что искренне верит в это), что величайшей «геополитической катастрофой» XX века было распад Советского Союза, мотивация была более чем простая: «Мы своих в беде не бросаем».

Но с точки зрения Москвы, это означает больше – и гораздо больше. Предпринятые шаги означают создание плацдарма в той части мира, откуда Советский Союзы был выдворен сорок лет назад. В тот момент, когда США, казалось бы, умывают руки посреди растущего хаоса и кровопролития в регионе, Россия внезапно расширила свое военное присутствие в средиземноморском регионе в опасной близости от союзника НАТО (новая авиабаза в Латакии в восточной Сирии находится всего в 75 милях от границы с Турцией), и гамбит все еще может стать рычагом, которым Путин надеется воспользоваться с целью заставить Запад отказаться от санкций, введенных против России после аннексии Крыма  у Украины.

Один из офицеров арабской разведывательной службы в регионе назвал действия Путина «потенциально зависимыми от изменений правил игры». Обама не выглядит пораженным и горящим желанием поздравить Кремль с блестящей хитроумной операцией – по крайней мере, на публике. Все это предпринимается не с позиции силы, а с позиции «слабости», как заявил он на пресс-конференции в Белом Доме в начале октября. «Это не самый дальновидный стратегический шаг со стороны России».

Практически на всем Ближнем Востоке подобное заявление было встречено скептически (по причинам, о которых мы упомянем ниже); внутри США многие расценили это как претенциозное замечание от президента, который не может похвалиться особыми успехами в этой войне. Но не столь важно,  есть ли успехи у Обамы или их нет - логика в том, что он говорит, определенно присутствует. Тугой клубок трудноразрешимых противоречий и проблем, завязавшийся в Сирии, для всех более чем очевиден. И, по признанию источников в Москве и на Ближнем Востоке, совершенно справедливо замечание о том, что если Россия решит направить больше войск для укрепления своих позиций, она может быть втянута в затяжной конфликт, который вряд ли себе может позволить. “ [Российские военные] базы в Сирии приобрели почти священную ценность для [нас] сейчас, - говорит бывший советник Кремля Глеб Павловский, - и мы не можем сдать их. Для этого потребуются солдаты».

Несмотря на падение экономики в России, Путин остается популярным в стране. Большая часть его усилий для демонстрации того, что Москва является серьезным игроком на международной арене, только укрепляет его рейтинг. Вместе с тем, общественный интерес к войне против повстанцев в Сирии кажется настороженным, если не сказать больше. Московский «Левада-Центр» (один из нескольких центров по опросу общественного мнения, которому еще можно доверять) в опросе, проведенном до начала воздушных бомбардировок в Сирии, установил, что 2/3 опрошенных респондентов были против высадки вооруженного контингента в этой стране. В тот же день, когда проводился опрос, Путин, выступая в штаб-квартире ООН, заявил, что вопрос о подобной высадке - «это решенный вопрос».

Российский президент Владимир Путин и Министр иностранных дел Сергей Лавров на встрече с Джоном Керри в конце сентября в штаб-квартире ООН, за несколько дней до начала воздушных бомбардировок в Сирии

В столицах суннитских арабских стран на Ближнем Востоке все чаще повторяют одно слово: «Афганистан». Имеется в виду не военная миссия  США в 2009-2011 году, а предшествующая ей война - когда могучая Советская Армия была вынуждена оставить Афганистан под натиском повстанцев-джихадистов, финансируемых Саудовской Аравией и другими странами Персидского Залива и обеспеченных вооружением со стороны США. Будучи еще студентом, Путин стал свидетелем «катастрофы», когда советские войска покидали в 1989 году Афганистан после десяти лет войны. В 1992 году его любимый Советский Союз прекратил существование. Но он помнит о том, что те же страны, кто помогал повстанцам в Афганистане в 1980-е, теперь финансируют повстанцев в Сирии.

Так не сказать ли США: «После Вас, Владимир Владимирович! Будьте как дома! Сирия в Вашем распоряжении», как предлагают некоторые в США (среди них – один из кандидатов на должность президента от Республиканской партии Дональд Трамп)? Если хотя бы частично план Путина предусматривает борьбу с Исламским государством (которое, в конце концов, США все-таки призывают «разрушить и уничтожить»), не стоит ли нам приветствовать вмешательство Москвы, что, по словам Государственного секретаря Джона Керри, Вашингтон мог бы сделать?

Причин, по которым это является плохой идеей, несколько. Высадка вооруженных сил России и увеличение иранского наземного контингента означают, что Асад будет находиться у власти столько времени, сколько пожелают два его патрона. В то же время, имеется мало оснований считать, что у союзников Асада хватит сил и средств для полного разгрома суннитских повстанцев.

Трудно, вместе с тем, привести хоть какой-то оптимистический довод в пользу ближайшего разрешения конфликта. Сирия, этот «геополитический Чернобыль», как недавно назвал ее бывший глава ЦРУ Дэвид Петреус, стоит перед лицом лишь ухудшающихся перспектив. Как пишут Фредерик Каган, директор Проекта по критическим угрозам в Американском институте предпринимательства, и Кимберли Каган, учредитель и президент Института изучения войн: «Приход российских войск только ухудшит тупиковую ситуацию, из-за которой миллионы людей уже оказались без крыши над головой, из-за которой радикализировался весь регион, спровоцирована гуманитарная катастрофа и Сирия превратилась в магнит, притягивающий к себе международных джихадистов». Международный джихадист – это боевик, готовый в один прекрасный день сражаться в любой столице Европы и даже в США.

Российские шаги в Сирии только усугубят сомнения традиционных союзников Вашингтона на Ближнем Востоке относительно целей, преследуемых США в этом регионе. Израиль, Иордания, Саудовская Аравия и другие монархии – все они  внимательно и с разной степенью тревоги в течение 5 лет наблюдали  за действиями администрации Обамы, старательно готовящей ядерную сделку с Ираном – злейшим врагом всех этих стран. Обама заключил договор, несмотря на их яростные возражения.  Многие подозревают, а многие просто убеждены, что его главной целью в регионе было возвращение и интеграция Ирана в международную систему, как он говорил в интервью 2014 года,  для «создания «равновесия» между «государствами Залива с суннитским или преимущественно суннитским населением и Ираном, в рамках которого будет действовать конкуренция, возможно, присутствовать подозрения, но не будет идти активная или тайная война».

Если целью Обамы было возвращение Ирана в глобальную систему, начало которому положило заключение ядерной сделки, насколько реальным было его намерение воевать в Сирии после применения ею химического оружия, даже после запрета на его использование в 2012 году? Вряд ли Тегеран  потерпел бы формирование в Сирии внушительных сил повстанцев, хорошо финансируемых и обучаемых со стороны Запада, и Обама не пошел на это. Как заметил аль-Джубейр на пресс-конференции 29 сентября: «Если бы действия были предприняты активно и своевременно, мы не оказались бы сейчас в подобной ситуации».

Это относительное бездействие вызвало сильное подозрение у традиционных союзников Вашингтона по всему Ближнему Востоку – подозрения, которые редко высказываются публично, но которые серьезно укрепились за последние 18 месяцев. Попросту говоря, они полагают, что администрация Обамы на Ближнем Востоке «меняет лошадей» - оказывает поддержку Ирану в поисках «равновесия», о котором президент говорил в прошлом году. Белый Дом постоянно и однозначно отвергает подобные обвинения.

Теперь же, когда Путин уже в Сирии, а Обаме остается 15 месяцев до его ухода из Белого Дома, вероятность того, что США предпримут определенные активные действия для изменения «статуса кво», весьма зыбкие. Очень маловероятно, что Обама рискнет пойти на прямой конфликт с Путиным.  Любая надежда на создание бесполетной зоны над Сирией или увеличения интенсивности воздушных бомбардировок со стороны США тоже пропала. Европа находится под гнетом проблемы с наводнившими ее беженцами из Сирии, а суннитские арабы опасаются того, что Вашингтон пойдет навстречу России и Ирану и не будет больше требовать отстранения Асада от власти.

Но не за это сейчас борются российские войска в Сирии. Они там для того, чтобы оказать Асаду всяческую поддержку в противостоянии «террористам» - а это все, кто сражается против режима.  Уже 4.5 года длится гражданская война в Сирии – с тех пор она превратилась в «геополитический Чернобыль». По всей видимости, катастрофа только начинается.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: newsweek.com





Contra Magazin
Китайский юань с октября этого года является частью валютных резервов МВФ. Даже, несмотря на это, валюта Китая уже давно начала играть все более важную роль в мире и уже имеет достаточный потенциал, чтобы заменить доллар в качестве основной мировой валюты.
13:40 | 06.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!