Присоединяйтесь к нашим группам

Кризис беженцев: Германия трещит по швам из-за политики открытых дверей

Кризис беженцев: Германия трещит по швам  из-за политики открытых дверей
После первоначальной эйфории Германия сталкивается с конфликтами в центрах приема беженцев, подъемом ультраправых сил, очередями на регистрацию и разногласиями в правительстве Ангелы Меркель.
09 10 2015
16:05

Германию, взвалившую на себя  основное бремя европейского кризиса беженцев, настигают его реалии - ежедневные репортажи о конфликтах в приютах для тех, кто ищет убежища; государственные чиновники, погрязшие под грудой заявок на регистрацию; и глубокие расхождения в консервативных рядах правительства Ангелы Меркель по поводу того, как справиться с чудовищной проблемой.

Всего лишь через несколько недель после того, как Ангела Меркель отреагировала на кризис беженцев заявлением: “Мы справимся!”. эйфория сменилась более мрачной реакцией. Стало понятно, что приезжие собираются тут остаться - со всеми сопутствующими последствиями. Школьные чиновники просят предоставить им, как минимум, 25 тысяч новых преподавателей, чтобы справиться с большим количеством новых учеников; ушедших в отставку сотрудников полиции тысячами возвращают на службу; а с приближением зимы страну прочесывают вдоль и поперек в поисках подходящего жилья.

“В Мюнхене, Берлине и других городах беженцам был оказан великолепный прием, - сообщила мюнхенская газета Süddeutsche Zeitung в недавней редакционной статье. - Мы показали великодушную и открытую Германию, которой можем гордиться. Германию, возглавляемую канцлером. которая, кажется, удивила сама себя своим ответом, Германию с десятками тысяч волонтеров… Но теперь мы видим в ярком солнечном свете действительность, которая состоит из переполненных центров для беженцев, а также загруженных до предела местных чиновников и полицейских”.

Практически каждый день совершаются умышленные поджоги приютов для беженцев. Стали обыденностью сообщения о том, как неонацисты встречают беженцев у дверей их новых домов, напевая песни времен Третьего рейха, или о том, как их забрасывают кожурой от бананов. Растет обеспокоенность тем, что благодаря кризису обрели новое дыхание представители ультраправых сил. Они выжимают максимум выгоды из страхов простых людей, опасающихся, что крупнейшая экономика Европы может не справиться с решением позволить такому количеству беженцев укрыться в границах страны.

Последние подсчеты, до сих пор не подтвержденные правительством, говорят о том, что к концу года в Германию может прибыть 1,5 млн беженцев - в основном из Сирии, Афганистана и Ирака. Нет никаких признаков того, что этот поток иссякнет в ближайшем будущем: на этой неделе один министр правительства предупредил, что вслед за мужчинами, которые первыми предприняли путешествие на Запад и составляют большинство беженцев, могут потянуться многие женщины и дети. Решение “открыть двери” - в частности, для сирийских беженцев - которое в прошлом месяце приняла Меркель, вызвало критику даже внутри ее собственной партии. Ведь, по подсчетам, в страну ежедневно продолжает прибывать примерно 10000 человек.

“За два дня получается столько же, сколько, по словам британского премьер-министра Дэвида Кэмерона, Британия примет за 5-летний период”, - отметил походя один телеведущий, Эта тема станет центральной в переговорах между Меркель и Кэмероном во время их встречи в Чекерсе в пятницу. В среду 34 местных представителя Христианско-демократического союза (ХДС) , возглавляемого Меркель, написали ей письмо, в котором выразили свое беспокойство по поводу того, что ее политика в отношении беженцев зашла слишком далеко.

“Политика открытых дверей, которую мы сейчас внедряем, не соответствует ни европейскому, ни немецкому праву, Не отображает она и программу ХДС”, - написали они.

Ни один из подписантов не занимает в партии значимые должности. Но их злое воззвание является крупнейшим партийным бунтом, с которым когда-либо сталкивалась Меркель. И тот факт, что они озвучили тревоги людей, находящихся на передовой кризиса беженцев,  означает, что их мнение вряд ли можно проигнорировать. Общины по всей Германии говорят, что изо всех сил пытаются справиться с проблемой.

Рейтинг популярности канцлера пережил невероятное падение - в особенности на бывшем коммунистическом востоке, где антииммигрантские настроения наиболее сильны. Но появившись в среду вечером в телевизионном ток-шоу Меркель настаивала на том, что она не будет пытаться ограничить приток беженцев. “Как это сработает? - спросила она у ведущего. - Вы не можете просто закрыть границы”.

Ранее в тот же день она сообщила Европарламенту, что ЕС необходимо внести значительные изменения в законы об иммиграции. Но представители разных политических сил выражают свои сомнения на этот счет. Многие “зеленые” и социал-демократы  разрываются между партийными принципами - которые, как они вынуждены признать, соответствуют взглядам Меркель - и повседневной реальностью с ее перегруженными муниципалитетами. 

Беженцы сидят на траве перед бывшим строительным магазином, превращенным в приют для беженцев, в Гамбурге, Германия.

Сообщения о том, как общественному молодежному проекту пришлось освободить помещение под приют для беженцев, или о том, как женщину, проживающую в квартире, предоставленной местными органами власти, обязали “уплотниться”, чтобы ее жилищем могли воспользоваться беженцы, выносятся на первые полосы газет и подогревают недовольство. “Необходимо, чтобы наверху поняли, в чем кроется проблема и что мы достигли предела”, - сказал недавно в интервью ежедневной газете TAZ представитель “зеленых” Вольфганг Жехак, возглавляющий региональный совет Баварии.

Он описал в особенности дикую,  но от того не менее насущную проблему:  по-соседству с ним находится автомагистраль A8, по которой контрабандисты регулярно переправляют беженцев через Балканы, Венгрию и Австрию, и оставляют их на обочине дороги.

“Иногда контрабандисты приезжают среди ночи и бросают несовершеннолетних беженцев на автозаправке. В три ночи полиция звонит моему сотруднику из службы защиты детей,  и он вынужден идти к ним. А если не удается найти жилье, все часто заканчивается тем, что он забирает их к себе домой”, - рассказал он.

По всей стране под приюты в принудительном порядке переоборудуют различные помещения, от самолетных ангаров до бывших офисов “Штази”. И даже у обычных немцев просят принять у себя дома беженцев. В связи с этим в Гамбурге, Бремене и других городах заявили, что неиспользуемая коммерческая собственность будет изыматься у их владельцев  в качестве  экстренной меры. Местные власти говорят, что они связаны по рукам и ногам. Но они слишком хорошо понимают, к каким опасным последствиям может привести проект, связанный с беженцами, если местные общины почувствуют, что им приходится слишком долго обходиться без своих спортивных залов и молодежных клубов.

На фоне царящих смятения и неопределенности Меркель отвергла обвинения в том, что, активно поддержав сирийцев в их стремлении приехать именно в Германию, она действовала необдуманно.

В среду она дала понять, до какой степени она осталась верна своей политике относительно беженцев, назначив начальника своего штаба “царем” над беженцами. Петер Альтайер, грузный мужчина и давнишний член ХДС, официально сменил в этом вопросе министра внутренних дел Томаса де Мезьера, который отвечал за беженцев, но начал открыто подвергать сомнению позицию. Меркель.

Ее решение официально повысить Альтмайера означает, что всего через несколько недель после первого визита в приют для беженцев за весь 10-летний срок пребывания в должности канцлера, она поместила проблему беженцев в самое сердце своего ведомства.

Отвечая на обвинения в отсутствии скоординированного плана, она создала целевую рабочую группу в правительстве, предоставив каждому министру отдельную сферу ответственности, учитывая все - от транспорта до образования. Меркель заявила, что проблема будет всесторонне обсуждаться на каждой встрече кабинета министров. Всего пару месяцев назад первое место в ее повестке дня занимал греческий кризис. Теперь о нем почти не вспоминают.

В прошлый уик-энд она вновь заявила о приверженности своему курсу в получасовом интервью для радиостанции Deutschlandfunk.  Упоминая о 25-летии объединения Германии, Меркель настаивала на том, что точно так же, как Германии удалось справиться с этой непростой задачей, ей вполне по силам принять и интегрировать огромное количество людей.

“Мы готовы взять на себя ответственность за интеграцию, - сказала она. - И я призываю нас всех не отказываться - в этом нет никакого смысла - но принять всех на борт… А потом придать сложившейся ситуации такую форму, чтобы она переросла в нечто выгодное для нас всех”.

Подтекст, который правительство пыталось передать в надежде сохранить позитивное отношение к вопросу, заключается в том, что Германия остро нуждается в мигрантах. Стране необходимо восполнить растущий дефицит квалифицированных работников на фоне текущего демографического кризиса, который возник из-за старения населения и хронически низкого уровня рождаемости.

Среднестатистический иммигрант в Германии на целых 29 лет младше среднестатистического немца,чей возраст составляет 46 лет. Но, как предупредила в интервью TAZ социолог и заместитель директора Берлинского института эмпирических исследований иммиграции и интеграции Наика Фороутан, “насаждаемый рассказ о том, что иммигранты нам нужны для сохранения наших пенсий, слишком утилитарен. Он быстро рассыплется при первом же признаке того, что согласно с нашими показателями эффективности, эмигранты на самом деле не так уж и полезны. Но они все равно останутся здесь - дети, старики, инвалиды. И что мы будем делать с ними? Депортировать?”.

Редакционная статья Süddeutsche также указывает на то, насколько сложно миллионам людей, из которых почти никто не говорит по немецки, найти свое место в немецком обществе, - не говоря уже о рабочем месте, учитывая жесткую структуру рынка труда Германии.

“К нам приезжают хорошо образованные инженеры, доктора, экономисты. Но есть также и множество неграмотных людей, которых абсолютно ошеломил их новый мир, - написал сотрудник газеты Маттиас Дробински.  - Ультрарелигиозные мусульмане и христиане сталкиваются лицом к лицу с обществом, которое безразлично к религии. Новоприбывшие с жесткими моральными принципами должны научиться сосуществовать с тем, что в Германии геи могут открыто целоваться друг с другом”.

Проблемы интеграции уже весьма заметны в приютах, откуда каждый день поступают сообщения о конфликтах между обитателями. Некоторые вырастают из мелких склок из-за места в в очереди за едой или а туалет, или из-за личного пространства.

Очередь мигрантов, ожидающих регистрации возле ведомства здравоохранения и социального обеспечения.

“Это неудивительно, учитывая, что приюты переполнены, личное пространство - минимально. а большинство жильцов - обозленные молодые люди, которым нечем заняться”, - сказал волонтер одной из благотворительных организаций, принявших на себя основную нагрузки по управлению приютами.

Хаос и напряжение остро ощущались на прошлой неделе в Земельном ведомстве Берлина по вопросам здравоохранения и социального обеспечения, куда беженцы приходят за регистрацией. Около 1500 человек ожидали, когда назовут их номер, причем некоторые из них были тут уже 35 дней.

“Я не могу попасть даже в очередь, в которой люди ждут, чтобы вытащить номер. - сказал 61-летний Ахмад Насар из Сирии, описывая творящийся хаос. Чиновники охотно признали проблему, которая возникла в основном из-за нехватки персонала и из-а того, что госслужащие застигнуты врасплох чрезвычайной ситуацией.

Насар сжимал в руках справку от дантиста, в которой говорилось, что его вставные зубы были полностью разрушены и требуют замены.  В редкие минуты, когда дверь открывалась и назывался чей-то номер, ожидающая толпа взрывалась одновременно одобрительными возгласами и улюлюканьем.

29-летний  Мохаммад Хаир аль-Муса из Дайр-эз-Заура в Сирии сказал, что он и его 26-летняя беременная жена Амера ночевали прямо в парке напротив, чтобы гарантированно быть первыми в очереди утром. По его словам. они ждут уже месяц, и до сих пор им не удалось получить регистрацию.

Четыре брата из Афганистана, которые сказали, что они работали переводчиками в  возглавляемых НАТО Международных силах содействия безопасности, но были вынуждены бежать от “Талибана”; 9-летняя сирийская девочка по имени Хадиг, чья рука покоится в тряпичном бандаже; 55-летний Шах Мохамад Таги, чье лицо сильно обгорело в результате бомбардировки его родного города Герат в Афганистане. - все они рассказывают похожие истории, которые создают ощущение ада.

“Ангела Меркель пригласила нас, - сказал Таги через приятеля-афганца, который говорит по-английски. - Но теперь мы здесь, и у нас нет ощущения порядка. Мы не знаем, что происходит. Никто с нами не говорит”.

Йенс Спан, один из лидеров ХДС и очень популярный политик, который однажды может сменить Меркель на посту главы партии, тонко и интеллигентно критикует ее гостеприимство по отношению к беженцам, а также то, что он называет “беспричинно радостным представлением” ситуации с беженцами в СМИ и общественных дискуссиях.

“Тут есть только крайности - якобы честные хорошие ребята и подстрекатели-ксенофобы, но ничего посредине, - сказал он недавно. - Эта политика не принимает в расчет вполне законные вопросы людей, вроде “сколько беженцев приедет в следующем году? Возьмете ли вы ситуацию под контроль? И как долго Германия сможет держать удар?” 


Источник: theguardian.com





Contra Magazin
Десятки тысяч сообщений на электронной почте доказывают сотрудничество зятя Эрдогана с боевиками "Исламского государства". Сотрудничество, прежде всего, ориентировалось на импорт нефти из территорий, находящихся под контролем ИГИЛ.
12:19 | 07.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!