Присоединяйтесь к нашим группам

Взгляд изнутри: понимание стратегии России в Сирии

Взгляд изнутри: понимание стратегии России в Сирии
Взгляд из Москвы на стратегию России при проведении сирийской кампании.
12 10 2015
15:57

Андрей Шушенцов, доцент Московского государственного Института международных отношений.

Россияне в очередной раз доказали, что являются хладнокровными стратегами. Недавние шаги Кремля в Сирии застали врасплох не только Исламское государство, но и многих аналитиков и разведывательные службы разных стран. Способности России изменять стратегическую ситуацию с минимальными усилиями и максимальной маскировкой не могут не вызывать восхищение. Тем не менее, Москва начала борьбу с Исламским государством не из благородных побуждений. Это является практическим аспектом в деле поддержания национальной безопасности России.

Связь системы безопасности России с ситуацией в Сирии

Россия взвешивала шансы своего непосредственного участия в событиях в Сирии еще с начала 2013 года, когда предложила заменить австрийский контингент миротворцев, покидающих Голанские высоты, на российский состав. С 2013 года Москва играла ведущую роль в процессе ликвидации сирийского химического оружия – и тогда же начались первые серьезные консультации с Дамаском в отношении борьбы с исламистами. Параллельно Россия включилась в стратегический военный диалог с Ираком, заключив в 2012 году с Багдадом военную сделку на сумму 4.2. млрд. долларов США и поставив ему в 2014 году истребители СУ-24. В июле 2015 года Россия достигла соглашения с Ираном в отношении помощи Сирии в ее борьбе с Исламским государством. С того момента вопрос о начале борьба против Исламского государства стоял не «если», а «когда» и «как».  Украинский кризис не изменил общего расклада, хотя задержал начало его реализации.

Актуальность вопросов обеспечения национальной безопасности придала России большей решимости. Позволить Исламскому государству консолидировать свой контроль над Сирией и Ираком означало встретить через пять лет новую «волну» хорошо подготовленных террористов, которая захлестнула бы Северный Кавказ и Среднюю Азию. По российским данным, из 70 тыс. боевиков Исламского государства 5 тыс. являются выходцами из России и стран СНГ. Если мыслить стратегически, попытка одолеть их на Ближнем Востоке принесет в долгосрочной перспективе огромные преимущества за сравнительно низкую цену, что довольно дальновидно с учетом перспектив начинать противостояние позже  и на территории собственной страны.

Стратегия ограниченного вмешательства

Российская стратегия в Сирии может развиваться по двум сценариям. Первая ограничена по масштабу и охвату. Ее преимуществом является то, что, используя ограниченный ресурс и занижая планку по достижению целей, Москва, тем не менее, приобретает гораздо больше.

Во-первых, Россия может разрушить коммуникации террористов и предотвратить их дальнейшее продвижение без необходимости полного разгрома. Террористы с Северного Кавказа изгнаны из дома, но в Сирии на «ничейной земле» они могут восстановить центры обучения и подготовки и организовать экспорт террора в Россию – так же, как они делали это в Афганистане при «Талибане».

Во-вторых, Москва попытается всеми способами оставить действующий (и дружественный ей) сирийский режим у власти. Россия может сделать значительные инвестиции в развитие своей единственной главной военно-морской базы в Средиземном море и получить преимущество при разведке газовых месторождений на шельфе Сирии, Кипра и Израиля.

В-третьих, Россия утверждается в роли значительной силы на Ближнем Востоке, располагающей возможностями осуществлять экспедиционные военные операции за пределами страны. До этого никто, кроме США, не был в состоянии осуществлять подобные операции, выходящие за национальные границы. В Сирии Россия продемонстрировала свои возрождающиеся возможности  оказывать влияние в отдаленных регионах мира и, таким образом, изменила баланс сил, на который ориентировались в столицах государств Ближнего Востока. Нанеся удары по позициям Исламского государства крылатыми ракетами с кораблей, находившихся в Каспийском море, Россия окончательно упрочила свое положение в регионе.

И, наконец, операция в Сирии – это наглядная глобальная демонстрация Россией своих новых вооружений, спутниковых коммуникаций и геолокационной системы  GLONASS с ее превосходной  эффективностью, точностью и надежностью.  Эта демонстрация в первую очередь предназначена для «зрителей» с крупнейшего и быстрорастущего рынка импорта вооружений в мире – государств Ближнего Востока. В дополнение ко всему, это подтверждает возможность и желание России проявлять свой полный суверенитет в вопросах ведения войн в XXI столетии.

Отвлечение внимания от Украины в сторону Сирии не являлось главной целью Москвы, но так как это действительно случилось в результате произошедших событий, можно считать это еще одним преимуществом, полученным Россией.

Возможность полномасштабного вмешательства

Вышеупомянутые цели – это минимальные преимущества, которые Москва получит при запланированном ходе операций по проведению воздушных бомбардировок. Верхняя планка второй стратегии располагается намного выше и сулит больше существенных рисков для получения гораздо более скромных результатов.

При содействии Сирии, Ирака и Ирана, Россия сможет одолеть и уничтожить Исламское государство в регионе, включая боевиков из СНГ. Если эта цель будет достигнута, Сирия и Ирак вернутся в свои традиционные исторические границы и станут верными союзниками России на долгое время в будущем. Восстановление стабильности в Сирии и Ираке означает создание условий для возвращения к нормальной жизни. Это станет разрешением кризиса с сирийскими беженцами в регионе и в Евросоюзе.

Однако следует заметить, что эти цели достижимы только при условии привлечения огромных ресурсов и при участии более широкой коалиции сил, включая страны Запада и Персидского залива. При отсутствии последней контрольные задачи второго сценария менее достижимы, чем цели, поставленные уже действующим планом Москвы.

Управление ресурсами и материально-техническое обеспечение для войны с Исламским государством

Хватит ли у России сил и ресурсов для продолжения операций в Сирии?

Москва опирается на полную поддержку Сирии, Ирака и Ирана и может действовать совершенно независимо от Запада. Российские союзники крайне заинтересованы в уничтожении Исламского государства, и именно этим они и занимались до заключения союза с Москвой. Судя по имеющимся данным, Россия является наименее заинтересованным членом в этой коалиции, но при этом с правом решающего голоса.

Военные ресурсы России достаточны для осуществления длительной и эффективной операции в Сирии. Критики забывают о том, что у России накоплен опыт разрешения конфликтов в Грузии, Молдове и Таджикистане еще с 1990-х годов, хотя тогда российская экономика находилась в состоянии упадка.

Что еще немаловажно: дома, в России, сообщество российских суннитов (около 14 млн. человек) безоговорочно поддерживает шаги Кремля и отвергает идеологию Исламского государства. В сентябре Россия открыла крупнейшую в Европе суннитскую мечеть в Москве, укрепляя связь с мусульманским духовенством. Выступая на церемонии открытия, Владимир Путин выразил уверенность в том, что мечеть будет способствовать делу объединения «гуманистических идей и подлинных ценностей ислама» по всей России и обвинил «так называемое Исламское государство» в «компрометации великой мировой религии ислам».

Рискивмешательства

Преимущества, сулимые действиями в Сирии, кажутся внушительными для России. Но такими же являются и возможные риски. Вступление в Сирию прошло замечательно, но вот выход из нее может стать не таким легким и безболезненным.  

Во-первых, Россия рискует ухудшить отношения с одним из важнейших партнеров в этом регионе – Турцией. Анкара заинтересована в уходе Асада и использует борьбу с Исламским государством в своих целях – для подавления курдских вооруженных формирований на сирийском участке границы. Несмотря на заявления о том, что политика не влияет на развитие экономических отношений между двумя странами, запуск амбициозного проекта газопровода «Турецкий поток» был отложен на 2017 год. Не в первый раз у Турции и России формируются различные взгляды на происходящее в регионе, но в прошлом им удавалось избегать явной конфронтации.

Во-вторых, Россия может «увязнуть» в Сирии точно так же, как это произошло с Советским Союзом в Афганистане. Вот почему на этот раз Москва действует крайне осторожно и обдуманно, после привлечения на свою сторону влиятельных местных союзников и с четкой стратегией выхода из конфликта. Имея опыт в Афганистане и Чечне, Россия готова к динамике ведения военных действий с низкой интенсивностью.

Самым непредсказуемым риском для Москвы может стать вовлечение в суннитско-шиитский конфликт на стороне шиитов. Большинство мусульман России являются суннитами, и Москве тут нужно проявить крайнюю осмотрительность. Некоторые критики заявляют, что борьба России с Исламским государством означает конфронтацию со всеми суннитами в регионе. Данные заявления могли бы подразумевать, что абсолютно все сунниты поддерживают Исламское государство, но это является неправдой.

Рассмотрение данного вопроса подводит нас к моменту, который не учтен в сирийской стратегии России – значительная суннитская оппозиция Исламскому государству. Извлекая уроки из чеченской войны, Россия  для прекращения гражданской войны в Сирии необходимо наладить контакты с местными суннитскими лидерами, которые могли бы присоединиться к общей борьбе с террористами. Если подобный союз с суннитами сможет действовать эффективно и докажет свою жизнеспособность, он со временем сможет заполнить вакуум власти, который останется после уничтожения Исламского государства (как это случилось в Чечне с приходом к власти Рамзана Кадырова).

Применение чеченского сценария в Сирии непредсказуемо, но это единственный путь достигнуть глубокого и основательного разрешения конфликта в этой разорванной войной на куски стране. По этой причине Россия считает, что предложение Франции  объединить усилия сирийского правительства со «здоровой оппозицией» в рамках создания Свободной сирийской армии является «интересной идеей, которая может сработать».

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: nationalinterest.org





Liderweb
Фредди Бонилья, секретарь безопасности Гражданской Авиации Колумбии, сообщил, что расследование аварии самолета, потерпевшего крушение у берегов Колумбии с восходящей бразильской футбольной командой "Шапекоэнсе" (Chapecoense), считает, что в момент крушения в воздушном судне закончилось топливо.
02:30 | 02.12.2016
close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!