Присоединяйтесь к нашим группам

Кто является лучшим стратегом: Обама или Путин?

Кто является лучшим стратегом: Обама или Путин?
Фото: АЛЕКСЕЙ НИКОЛЬСКИЙ / AFP / GettyImages.

Стравите бывшего агента КГБ и бывшего общественного организатора и увидите, что происходит в Сирии.
13 10 2015
08:17

Стивен М. Уолт.

Кто лучший великий комбинатор: Барак Обама или Владимир Путин?

Безусловно, это не совсем правильный вопрос, потому что оба лидера зависят в значительной степени от докладов разведки и консультаций с доверенными советниками, а не только от своих собственных суждений. Соответственно, любая оценка их деятельности в какой-то степени не является только оценкой отдельных лидеров, но также включает оценку соответствующих внешнеполитических «мозговых трестов». Тем не менее, доллар не остановился на вершине, а недавнее решение России о помощи Сирии, заставило многих людей поинтересоваться, обошел ли Кремль, перехитрил ли, или вновь превзошел Белый дом.

Это действительно так? Нанес ли хитроумный бывший офицер КГБ поражение бывшему профессору права и общественному организатору? И что последний поворот событий говорит о способности каждой страны разрабатывать и осуществлять эффективную внешнюю политику?

Один из способов ответить на этот вопрос - более широкий взгляд на то, как каждая страна развивалась в течение последних семи лет или около того. Показатели Путина выглядят довольно хорошо в последнее время: экономика России быстро росла до 2012 года (из-за высокой цены на нефть и сырьевых ресурсов), она вступила во Всемирную торговую организацию, и так называемая «перезагрузка» восстановила степень сердечности в напряженных отношениях между Вашингтоном и Москвой. Но в целом показатели Путина выглядят менее впечатляющим: экономика России находится в настоящее время в серьезной рецессии, в то время как Америка развивается достаточно хорошо. Например: ВВП России в 2014 году был меньше, чем 2 трлн долларов, это означает, что за последние шесть лет экономика США выросла на большую величину, чем вся экономика России. Экономика США к тому же более разнонаправлена и жизнеспособна.

Не менее важно, что Соединенные Штаты не потеряли ключевых союзников на протяжении последних семи лет, а их отношения с рядом стран (например, Индией, Вьетнамом и т.д.) значительно улучшились. Россия и Китай сотрудничают намного больше, но вряд ли считаются близкими союзниками, а кризис в Украине значительно испортил отношения России с Европой, в результате чего было приостановлено членство России в G-8. Соединенные Штаты только что подписали крупную торговую сделку с большим количеством азиатских партнеров, в то время как попытки Путина создать «Евразийский экономический союз» были в основном мертворожденным. И тот факт, что Путин был вынужден выручать режим Асада в Сирии, говорит нам о том, что в целом его положение на Ближнем Востоке является неопределенным.

Напротив, несмотря на некоторые трения в последнее время, Соединенные Штаты по-прежнему имеют тесные связи с Израилем, Египтом, Саудовской Аравией, Кувейтом, Иорданией, Бахрейном и ОАЭ, а его недавние резкие отношения с Ираном несколько улучшались. Подводим итог: Америка не раскрывает свои планы, а любая непредвзятая оценка должна дать Обаме и его команде некоторую фору для построения полезных отношений за рубежом и возможности избежать дорогостоящих затруднительных ситуаций, от которых Джордж Буш и неоконсерваторы отказались в результате паники и невежественности.

И все же, трудно отделаться от впечатления, что Путин играет свою слабую роль лучше, чем Обама свою сильную. Эти представления возникают отчасти потому, что Обама унаследовал много внешнеполитических катаклизмов, и ему трудно отказаться от кучи неудачных проектов без обвинений в отступлении. Главная ошибка Обамы - недостаточно далекое продвижение в ликвидации необоснованных принципов, завещанных его предшественниками: он должен был покинуть Афганистан быстрее и вообще никогда не делать попыток сменить режим в Ливии. Напротив, Путин выглядит более успешным на первый взгляд, потому что Россия сейчас играет активную роль, чем делала раньше, когда она была в значительной степени повергнутой и униженной. Учитывая, где Россия была в 1995 или даже в 2000 году, ей больше некуда было идти. Россия должна была двигаться только вверх.

В одном Путин также поступил правильно: он преследовал элементарные цели, которые было довольно легко достичь, и которые укрепляли скромные силы России. В Украине у него была одна сверхзадача: предотвратить продвижение этой страны в ЕС, становление ее полноправным членом ЕС, а затем вступление в НАТО. Он не был заинтересован в попытке вновь включать всю Украину в состав России, но «замороженный конфликт», существующий там, в настоящее время является достаточным для достижения его основной цели. Эту, по существу, негативную цель не трудно достичь, потому что Украина коррумпирована, внутренне разделена, и непосредственно расположена неподалеку от России. Эти свойства легко позволили Путину использовать скромные силы. Остальным было трудно реагировать, не запустив цикл эскалации, который они не могли выиграть.

Цели Путина в Сирии в одинаковой степени просты, реалистичны, и находятся в соответствие с ограниченными возможностями России. Он хочет сохранить режим Асада в качестве значимого политического субъекта, который останется под российским влиянием и частью любого будущего политического урегулирования. Он не пытается завоевать Сирию, восстановить полный контроль над всей страной алавитами, победить Исламское государство, или устранить иранское влияние. И он, конечно, не преследует какую-то идеалистическую мечту о построении там демократии. Ограниченное развертывание военно-воздушных сил России и горстка «добровольцев» может быть достаточными, чтобы удержать Асада от поражения, особенно если Соединенные Штаты и другие страны, в конечном итоге, реалистично подойдут к конфликту.

Напротив, американские цели в отношении этих двух конфликтов, выдавали желаемое за действительное и состояли из стратегических противоречий. В Украине, знакомый союз неоконсерваторов-фантазеров (например, помощник госсекретаря Виктория Нуланд) и либеральные интернационалисты убедили себя в том, что Договор о присоединении Украины к ЕС был актом милосердия, чье достоинство и предполагаемый нейтралитет никто не может неправильно истолковать. В результате, они были полностью ошеломлены, когда Москва использовала сценарий реальной политики, исходящий из критерия практики и целесообразности, и вдруг посмотрели на ситуацию по-другому. (В этом тоже был элемент лицемерия и слепоты; Россия просто действует так же, как уже давно действуют Соединенные Штаты при работе в Западном полушарии, но при этом американским чиновникам удалось проигнорировать четкие предупреждения, прозвучавшие из Москвы.) Кроме того, ключевая задача Запада - создание хорошо функционирующего демократического украинского государства - была заслуживающей одобрения, но чрезвычайно сложной задачей с самого начала, в то время как намного скромные цели Путина - удержать Украину от вступления в НАТО - была сравнительно легко достижимой задачей.

Излишне говорить, что политика США в Сирии была еще более запутанной. С начала восстания, Вашингтон тщетно пытался добиться выполнения серии сложных и несовместимых целей. Они говорят: «Асад должен уйти», - но не хотят, чтобы какие-либо группы джихадистов (то есть, те люди, которые действительно борются с Асадом), заменили его. Они хотят «ухудшить положение и уничтожить ИГИЛ», но также хотят, чтобы анти-исламские группы, такие как государственный фронт аль-Нусра не развивался. Они, опираясь на курдских боевиков, хотят справиться с Исламским государством, но хотят, чтобы Турция помогла им в этом, а Турция выступает против любых шагов, которые могли бы затушить пожар курдского национализма. Таким образом, Соединенные Штаты напрасно искали «политкорректных» сирийских повстанцев - тех вечно неуловимых «умеренных», которых пока обнаружилась небольшая горстка. И кроме желания, чтобы Асад ушел, долгосрочное видение будущего Сирии никогда не было ясным в США. Учитывая все это сумбурное состояние, стоит ли удивляться тому, что действия Путина выглядят смело и решительно, а действия Обамы беспорядочными?

Эта разница носит отчасти структурный характер: потому что Россия намного слабее, чем Соединенные Штаты (и со временем будет еще слабее), она должна сдавать оставшиеся карты осторожно и преследовать только жизненно важные цели, достижимые при скромных затратах. Соединенные Штаты имеют значительно больше ресурсов, которые можно бросить на решение глобальных проблем, а их выгодное геополитическое положение позволяет избежать большинства последствий своих ошибок. Добавить к этому существующую тенденцию неоконсерваторов и либеральных интернационалистов о необходимости распространения Евангельского понятия «свободы» во всем мире, это легко сделать. В результате не будут генерироваться нежелательные последствия или серьезное сопротивление, таким образом, вы получите рецепт создания набора политических инициатив, чрезмерно амбициозного, но небогатого ресурсами. Излишне говорить, что это идеальный рецепт для повторных неприятностей.

Иными словами, Путин выглядит более успешным, потому что его цели соизмеримы с его ограниченными ресурсами. Он любит жаловаться на американскую гегемонию, но вы никогда не услышите его напыщенные речи о том, что судьба России - быть «лидером» на планете. Мощь Америки и ее географическая безопасность позволяют ее лидерам устанавливать амбициозные цели, но на самом деле достижение большинства из них не является необходимым для безопасности или процветания США. Иногда дипломатия США успешна без усилий (например, ядерная сделка в Иране, Транс-Тихоокеанское партнерство и т.д.), но часто они ввергают нас в конфликты и осложнения, которые мы не можем ни выиграть, ни избежать.

Так кто же лучший стратег? С одной стороны, Обама действительно обладает основополагающим чувством реализма и понимает, что интересы США во многих местах ограничены. Он также осознает, что способность США диктовать результаты также ограничены, особенно когда речь идет сложных вопросах социальной инженерии в разделенных обществах, что кардинально отличается от ситуации в США. Другими словами: национальное строительство дорого стоит, трудно, черт возьми, и по большей части ненужно. Но США должны вести внешнеполитическую деятельность, которая строится на «глобальном лидерстве» - чтобы поддерживать видимость бурной деятельности – чтобы грозить оппозиционной партии, высмеивать любую форму «бездействия», даже когда предложенные альтернативы являются «фетишем».

Путин, напротив, проделал хорошую работу, приведя в соответствие свои цели с ресурсами, которыми он располагает. Это один из признаков хорошего стратега. Его недостаток в том, что все это краткосрочные и, по сути, оборонительные стратегии; он борется с серией арьергардных действий, направленных на дальнейшее ухудшение глобальных позиций России, а не проводит программы, которые могут повысить силу и статус России в долгосрочной перспективе.

Итак, давайте подведем черту. Реальными проигравшими, увы, являются несчастные люди в Украине, Сирии и ряде других мест.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: foreignpolicy.com





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!