Присоединяйтесь к нашим группам

Есть ли душа у Стива Джобса?

Есть ли душа у Стива Джобса?
Человек, миф, легенда. Может быть, робот? («Юниверсал Пикчерз»).
13 10 2015
08:40

Пол Смалера.

Писатель Майкл Льюис недавно заявил, что ему больше не интересно писать очередную книгу о Силиконовой Долине, так как «это всего лишь кучка снующих взад-вперед аутистов». Льюис пояснил, что ему необходима эмоциональная связь с миром,  о котором он пишет книгу, а в случае с Долиной такой связи нет.

Впрочем, иногда кажется, что люди сознательно выбирают профессии, которые помогут им решить конкретные проблемы, отравлявшие их жизнь. В новом фильме «Стив Джобс» монументальная фигура соучредителя Apple предстает перед нами как человек, полностью погруженный в подготовку своего Macintosh, того самого, который напоминает улыбающееся лицо,  к презентации широкой публике после своего великого «изобретения»  в 1984 году. Через несколько минут, тот же Стивен Джобс угрожает  ославить на весь свет инженера, ответственного за разработку программы вокализации дефектов.

В еще одном месте фильма позже Джобс, так убедительно сыгранный Майклом Фассбендером, называет себя «несовершенным дизайном» в качестве своеобразного извинения за 20 лет жестокого обращения со своей дочерью Лизой. Как будто он чувствует себе больше компьютером, чем человеком.

Да, этот  Стивен Джобс мог бы быть коробкой с проводами. Его теплота, сострадание и чувство юмора скорее являются подпрограммами, вызываемыми операционной системой SteveOS по мере того, как ему требуется пробивать очередную брешь во Вселенной. Джобс увлечен идеей сделать компьютеры дружелюбными по отношению к людям, и в то же время он эмоционально холоден со всеми окружающими его людьми. Он отделывается объяснениями о том, чего его нестерпимое поведение – результат ошибки программирования, тем самым подразумевая, что настоящий «он» был бы гораздо лучше, если бы код не был столь трудноустранимым. Но в этом случае нет инженера, которого можно было бы обвинить во всех грехах, нет никого, кто мог бы «починить» его, кроме него самого.

Джобс, на данном этапе его кинематографического увековечивания, является мифом и архетипом, уже больше не человеком. Он - Франклин Рузвельт и Чингиз-хан, кто-то, кто переживет себя после жизни, до сих пор непонятый и непознанный, благодаря множеству противоречивых рассказов и пересудов, то и дело возникающих вокруг его имени.  Автор нынешнего творения Аарон Соркин довольно свободно интерпретирует события и поведение персонажей во благо создания и развития успешной драмы. Зрителю трудно понять, насколько содержание фильма приближено к реальности, чего в нем больше: правды или вымысла?

Соркин воспользовался частью биографии Джобса, например, для создания одной из сюжетных линий: родители, усыновившие Стива, вернули его через месяц. Это предательство до сих пор питает его потребность в «сквозном контроле» для  Apple. Безусловно, как говорит Джобс в фильме, трудно поверить в то, что что-то совершенное одномесячным малышом, могло послужить поводом для его возвращения.

Фильм выстроен вокруг идеи о том, что Джобс разыгрывает свои профессиональные и личные драмы за кулисами своих успешных презентаций новой продукции – как пьесу в пьесе.  Постепенно инновации становятся утомительными, но прекрасно выстроенная линия (Джобс замечает, что все вокруг него дают волю своим чувством именно накануне поворотных моментов в его карьере) незамедлительно приковывает активное внимание зрителя к дальнейшему развитию событий.

Однако фильм так и не отвечает на вопрос, почему Джобс стал именно таким, каким стал. Рассказ об усыновлении – этого слишком мало. Почему гений Cupertino такой черствый и холодный? Конечно, когда этого требуют обстоятельства, он может стать довольно дружелюбным роботом (с закругленными углами, возможно), но  при этом все-таки бездушным существом. Этот Джобс напоминает искусственный разум, которого мы все обычно боимся в другом киножанре: способным в любой момент нести необъяснимую угрозу. Он изредка оттаивает по отношению к своей дочери Лизе, но эти моменты не кажутся заслуженными им, ведь чувствуется, что они оба стоят в самом начале длинного пути для сближения. Действительно, так как фильма заканчивается событиями 1998 года, Джобс, который уже изменил наш мир, еще только в проекте. Фильм завершается тем Стивом, который только одной ногой стоит в бессмертии, а не уже полностью погрузился в него.

Логика, эгоизм и тщеславие: вопрос о Джобсе всегда будет заключаться в том, являются ли эти три качества неотъемлемыми от его достижений, или же они - всего лишь ошибки в его программе, которые он пытался (когда отчаянно, когда неохотно) преодолеть? Тот факт, что эти качества были затенены его харизмой, умом и сообразительностью, вряд ли оправдывает его: ведь так легко быть приятным в общении, когда это совсем не трудно.

В самом конце все также непонятно, что нам делать с киноперсонажем Стивом Джобсом? Мы наблюдаем за человеком, который страстно пытается познать себя и узнать, как достичь совершенства? Или же мы наблюдаем за человеком, который считает, что в нем есть дефект программы, требующий устранения в целях лучшего функционирования? Старался ли Джобс установить эмоциональные связи в своих личных отношениях, в то время как пользовался своим умением демонстрировать видимость дружеского участия и общительности? Или же он - набор микросхем, соединенных между собой для воссоздания человекоподобного существа? Есть ли у компьютера душа? Есть ли душа у нас?

Все эти вопросы можно адресовать к любому из нас. Столетия развития человеческой мысли и познания, от древней философии до современной нейронауки, заставляли людей задумываться над этими вопросами. Вряд ли стоит чувствовать разочарование от того, что фильм так и не внес ясности относительно того, кем являлся Стив. Ведь, возможно, ответы зависят от того, что вы сами думаете о Джобсе и о себе самих.


Источник: qz.com/





close Не показывать больше
Теперь читать новости на мобильном телефоне стало ещё удобнее
Скачай новое приложение obzor.press и всегда будь в курсе последних событий!