Присоединяйтесь к нашим группам

Многострадальный Исаакиевский собор. Как строили символ Петербурга

Многострадальный Исаакиевский собор. Как строили символ Петербурга
10 января губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко объявил, что Исаакиевский собор передадут из ведения музея в пользование Русской православной церкви.
История строительства символа Санкт-Петербурга — Исаакиевского собора — была долгой и мучительной. Подробно её описал исследователь Николай Никитин, проанализировавший многие документы, свидетельствующие о процессе проектирования и возведения Исаакия.
12 01 2017
00:49

Сгоревшая церковь

Впервые на месте, расположенном неподалёку от нынешнего Исаакиевского собора, храм появился в 1707 году. Как указывают авторы книги "Огюст Монферран" Ольга Чеканова и Александр Ротач, собор построили по указу Петра I во имя небесного покровителя царя — преподобного Исаакия Далматского. Но для церкви не возводили новое здание — просто переделали под храм деревянный амбар. Тем не менее церковь играла особую роль в жизни Петербурга. Например, в ней состоялось венчание императора Петра I и императрицы Екатерины Алексеевны в 1712 году.

Позже было решено возвести каменную церковь на месте деревянной. Проект сделал известный в Петербурге немецкий архитектор Георг Маттарнови, принимавший также участие в строительстве грота в Летнем саду и Зимнего дворца. В 1717 году камень в основание будущей церки лично закладывал Пётр I. Но строительство шло непросто: в 1719 году Маттарнови умер и доводить до ума здание поручили ведущему архитектору Петербурга Николаю Гербелю. Именитый мастер не вполне справился с заданием — запроектированные им конструкции сводов оказались неудачными и дали трещины. В 1724 году Гербель умер, строительство церкви завершили два не менее известных архитектора: Гаэтано Киавери и Михаил Земцов.

Столь сложно создававшееся архитектурное творение постигла печальная участь. В 1735 году после попадания молнии здание загорелось, пожар значительно повредил его. Несколько десятилетий погоревшая церковь стояла брошенной. В 1760 году постройку основательно исследовал архитектор Савва Чевакинский. Он заявил, что фундаменты слишком близко расположены к Неве — храм стоял там, где сегодня расположен памятник медному всаднику, — из-за чего они размываются водой. Чевакинский предложил перенести храм на новое место — дальше от воды. Через год ему поручили создать проект нового здания.

Архитектор решил максимально сохранить облик храма, построенного при Петре I. Церковь, имеющую в плане форму латинского креста, предполагалось построить с одной главой. Рядом должна была стоять колокольня, состоящая из нескольких ярусов. Самое главное, что Чевакинский наметил точный участок под строительство храма — он впервые указал ровно то место, где сейчас стоит Исаакиевский собор.

"Чевакинский сыграл большую роль в формировании идей проектирования центральных площадей города. Перенос собора с набережной Невы определил конфигурацию Исаакиевской и Сенатской площадей, их связь с Дворцовой площадью, а идея создания высотной колокольни оказалась плодотворной. В левобережной части города необходим был высотный элемент, который вступал бы в определённую пространственную связь с колокольней Петропавловского собора на правом берегу Невы. Им стал впоследствии Исаакиевский собор, построенный Монферраном"

Кто во что горазд 

Закладка камня нового собора состоялась только в 1768 году. К тому моменту Чевакинский уже покинул проект, а за строительство отвечал архитектор Антонио Ринальди. Он создал новые эскизы собора на месте, указанном Чевакинским. В отличие от предшественника, Ринальди решил изменить облик первоначального храма петровских времён и создать пятиглавый храм с колокольней.

Красивый проект не суждено было осуществить. Ринальди начал работы, но после смерти Екатерины II в 1896 году он решил вернуться в Италию. К тому моменту собор в соответствии с проектом Ринальди был возведён почти до уровня основания барабанов куполов. Построить пятикупольную композицию доверили архитектору Винченцо Бренну, приступившему к работам 1 апреля 1798 года.

Бренна сначала честно хотел довести до ума замысел предшественника, но, как сказано в книге "Огюст Монферран", денег на строительство не хватало, поэтому архитектор решил внести изменения в проект Ринальди и сделать собор одноглавым, а колокольню уменьшить на один ярус. Строительство завершили к 30 мая 1802 года.

авершённый собор производил странное впечатление, удивлял современников искажёнными пропорциями, несоответствием мраморной отделки основной части здания и кирпичного верха. В таком искажённом виде предстал замысел Ринальди. Не случайно в Петербурге была распространена эпиграмма, характеризующая это здание и одновременно исторический период междуцарствия, связанный со смертью Павла I и воцарением Александра I: "Низ мраморный, а верх кирпичный"

Но вскоре стало очевидно, что оставлять храм в таком виде нельзя. Архитекторам предложили принять участие в конкурсе и придумать, как усовершенствовать имеющуюся постройку. В 1809 году соответствующее приглашение получили многие видные мастера, в том числе Андрей Воронихин, завершавший строительство Казанского собора, Джакомо Кварнеги, только-только достроивший Смольный институт, и другие.

Почти все архитекторы проигнорировали задачу сохранения параметров здания, поставленную Александром I, и стали предлагать новые проекты. Конкурс остался без победителя. Но позже судьба свела императора с Огюстом Монферраном.

Удачное подношение 

Француз Монферран, получивший блестящее образование в Париже, сам приложил усилия для того, чтобы Александр I заметил его. В 1814 году император приехал в Париж, где архитектор преподнёс ему папку своих проектов. Александра I впечатлили работы Монферрана, и в 1816 году архитектор переехал в Россию.

В 1818 году Монферран создал проект доработки Исаакиевского собора. Архитектор схитрил: не все его решения, которые отлично выглядели на бумаге, легко можно было воплотить в жизнь. Но Александр I доверял архитектору и 20 февраля 1818 года подписал проект, утвердив смету на сумму 506 300 рублей на первый год работ.

Контролировать перестройку должна была особая комиссия, объединившая специалистов и крупных государственных деятелей во главе с членом Государственного совета графом Николаем Головиным. 4 марта 1818 года состоялось первое заседание комиссии, а 26 июля 1819 года — торжественная закладка собора.

В западной части в фундамент под входом была опущена бронзовая позолоченная доска с надписью: "Сей первый камень обновления положен в лето от Рождества Христова 1819 в 26 день июля месяца царствования императора Александра Первого в 19 лето, при обновлении храма, начатого великой его прародительницей Екатериной Второй во имя святого Исаакия Далматского в 1768 году. При сей перестройке Исаакиевского собора в Комиссии Высочайше установленной председательствовал граф Головин; заседали действительный тайный советник Козадавлев, генерал-лейтенант Бетанкур и тайный советник князь Голицын; перестраивал архитектор Монферран".

Французский архитектор добивался максимальной самостоятельности при строительстве. С самого начала он потребовал у комиссии двух помощников, четырёх десятников, секретаря, двух мастеров каменных дел, двадцать пять солдат и особое лицо для приёмки материалов, поступавших на строительство по заявкам зодчего, причём приёмщик должен был непосредственно подчиняться Монферрану. Комиссии такая самостоятельность не нравилась.

В ноябре 1820 года комиссия направила на стройку человека для контроля за расходованием материалов и денег. Проверяющий в своих донесениях заявил о взяточничестве и хищениях.

"Он во всём обвинял Монферрана, хотя многие злоупотребления относились к деятельности комиссии, закрывавшей глаза, в частности, на беззаконные действия титулярного советника Орлова, который, пользуясь доверием Головина, обманывал его. Позднее основанием для обвинений послужил широкий образ жизни Монферрана: покупка собственного дома, дорогих античных коллекций, хотя добрая половина петербургских архитекторов того времени имела собственные дома, причём им не приходилось получать таких денег, как 100 тысяч рублей, подаренных Николаем I Монферрану после открытия Александровской колонны. Дом на Мойке был куплен, несомненно, за счёт этих средств. Никаких фактов участия Монферрана в злоупотреблениях неизвестно. Наоборот, многие документы свидетельствуют, хотя и косвенно, о материальных трудностях архитектора именно в период проверки"

Монферрана после проверки отстранили от всех хозяйственных дел. В конце января 1822 года комитет сообщил Александру I, что перестройка Исаакиевского собора по чертежам Монферрана технически невозможна, необходима переработка проекта. На тот момент в перестройку собора вложили уже около 5 миллионов рублей. Эти средства ушли на разборку старого здания и укладку новых фундаментов.

Александр I предложил не отказываться от проекта Монферрана, а доработать его.

"Проект архитектора Монферрана надлежит токмо исправить, а не совсем переменять, то и должно наружность церкви оставить сколько можно будет ближе к общему виду, какой оная имеет в упомянутом проекте, следственно, надобно сохранить предполагаемые пять глав сего храма и употребить гранитные колонны, приготовляемые для двух портиков, стараясь, впрочем, найти для тех же глав или куполов наилучшие формы и размещение, а для портиков приличное и надежное устроение. Расположение внутренности здания как для благонадежности среднего купола, так и особенно в отношении к лучшему виду и освещению предоставляется на усмотрение Комитета"

При этом император потребовал остановить строительство до тех пор, пока уточнённый проект не будет готов и утверждён.

Попытка номер два

С 1822 года создавался новый проект Исаакиевского собора. В работе принимали участие члены комитета по перестройке храма, которые три месяца прорабатывали в эскизах свои предложения и 25 апреля представили их на специальном заседании. Участвовал в проектировании и Монферран. Внешний облик собора приобрёл тот вид, к которому мы привыкли: в центре композиции оказался большой купол, также добавили два восьмиколонных портика с западной и восточной сторон к ранее предусмотренным двум шестнадцатиколонным с южной и северной.

Проект был представлен Александру I на рассмотрение 9 марта 1825 года и утверждён почти через месяц. На всех чертежах Монферран именовался главным архитектором и рядом с подписью ставил свою личную печать.

В 1826 году возобновились строительные работы. 48 колонн устанавливали более двух лет: с 20 марта 1828 года по 11 августа 1830 года. Причём большую часть времени занимала подготовка креплений, а установка самих колонн не превышала 40–45 минут.

Ещё более сложным оказалась установка 24 монолитных колонн из гранита по периметру барабана купола. Масса каждой колонны составляет 64 тонны. На установку одной уходило порядка двух часов. Первая колонна заняла своё место 5 ноября 1837 года, в течение двух месяцев были подняты оставшиеся 23.

К 1841 году все общестроительные работы в Исаакиевском соборе были завершены. До 1858 года проектировались и создавались интерьеры. Торжественное освящение собора состоялось в 1858 году 30 мая — в день памяти преподобного Исаакия Далматского и день рождения Петра I, когда-то стоявшего у истоков самого первого здания храма Исаакиевского собора.


Источник: https://life.ru/