Присоединяйтесь к нашим группам

ЦБ ограничит для банков строительство экосистем

ЦБ ограничит для банков строительство экосистем

ЦБ считает вложения банков в нефинансовые сервисы «непродуктивными» и «замораживающими» капитал. Он намерен ввести для них ограничения и обязать подробно отчитываться. Крупнейшая экосистема сейчас у Сбербанка.

24 06 2021
07:45

Банк России раскрыл планы по усилению регулирования банков, желающих развивать собственные экосистемы и платформы нефинансовых услуг. На горизонте трех-пяти лет к таким участникам рынка будут повышаться требования по капиталу и раскрытию отчетности, следует из опубликованного доклада ЦБ.

Регулятор впервые раскрыл подходы к контролю за развитием в России экосистем в апреле 2021 года. Но если в первом обзоре ЦБ концентрировался на теме конкуренции и потенциальных рисках «сверхмощных экосистем», то сейчас речь идет о возможных сценариях ограничений для наиболее агрессивных участников рынка.

Ключевой риск, который видит ЦБ в «неконтролируемом» развитии экосистем при участии банков, — рост так называемых иммобилизованных активов (ИА) на балансе.

В отличие от кредитов это вложения, по которым не возникают требования к возврату денежных средств.

Банк России решил «выйти за рамки экосистем», поэтому предложения затронут в принципе все вложения банков в небанковские активы, пояснил журналистам глава департамента банковского регулирования ЦБ Александр Данилов. «Сейчас пока это такой хайп и нет регулирования, все экосистемное. Куда ни посмотри, все инвестиции экосистемные. Но как только будет регулирование, все тут же будут говорить — ой, это не экосистема, это партнерские отношения, это венчур. Чтобы не было арбитража, мы поэтому и стали смотреть шире», — подчеркнул он.

Чем плохи иммобилизованные активы

Иммобилизованные активы — это вложения банка в недвижимость или землю, приобретенные доли в непрофильных компаниях или активы, осевшие на балансе в качестве залогов по непогашенным кредитам. Чем выше доля таких активов относительно капитала, тем меньше банк может направить собственных средств на прибыльные и более «продуктивные» направления — например, на кредитование.

Подобные вложения «иммобилизуют капитал банка, снижая его способность абсорбировать убытки», говорится в докладе ЦБ. Если такие активы обесценятся, это снизит возможность организации покрывать убытки по другим рискам, что угрожает интересам клиентов и вкладчиков, подчеркивает регулятор.

«Можно привести аналогию с холестерином. Когда концентрация низкая — это нестрашно, он в организме нужен. Но когда его много, возникают холестериновые бляшки, что препятствует движению крови в организме. Когда их (иммобилизованных активов. — РБК) много, это по-сути, замороженные активы, они не работают», — сказал Данилов.

По оценкам ЦБ, общие вложения 30 крупнейших банков в нефинансовые организации, имущество, непрофильную недвижимость и инвестфонды составляют 2,4 трлн руб., или около 20% совокупного капитала.

При этом их покрытие регулятивным капиталом составляет всего 0,4 трлн руб., или 15% от балансовой стоимости.

С учетом текущих подходов к регулированию через 5−10 лет запас таких активов у крупнейших банков может увеличиться в несколько раз, а вот коэффициент покрытия — незначительно, опасается ЦБ. Банк России предварительно оценивает инвестиции участников рынка в экосистемы в 0,5 трлн руб.

Какие сценарии ограничений рассматривает ЦБ

В докладе Банк России описывает три варианта регулирования экосистем:

  • Жесткое разделение банковской и нефинансовой деятельности кредитных организаций. В этом случае риски вложений в непрофильный бизнес в принципе не распространятся на банки. Пример таких ограничений — США и Великобритания.
  • Заградительный коэффициент риска в 1250% по вложениям в иммобилизованные активы или их вычет из регулятивного капитала. Таким образом, развитие непрофильных направлений будет оказывать давление на уровень собственных средств банка.
  • Внедрение для иммобилизованных активов риск-чувствительного лимита (РЧЛ) в процентах от капитала. Этот вариант сам ЦБ считает более предпочтительным и «сбалансированным». «Он позволит банкам развивать новые сервисы и инвестировать в адекватном размере, а также будет стимулировать банки не накапливать ИА, а, наоборот, продавать их для высвобождения лимита», — говорится в докладе.

Как это будет работать

Риск-чувствительный лимит — это предельная доля вложений банка в иммобилизованные активы относительно его совокупного капитала. ЦБ предлагает установить РЧЛ на уровне 30%. Если вложения банка в непрофильный бизнес окажутся выше, то активы сверх лимита будут вычитаться из регулятивного капитала, что будет прямо влиять на ключевые нормативы достаточности собственных средств.

Предполагается, что банки, развивающие экосистемы, будут «утилизировать» этот лимит: иммобилизованные активы будут разбиты на группы, для каждой из них будет применяться повышающий коэффициент иммобилизации (КИ), или множитель, на который будет корректироваться балансовая стоимость непрофильного актива, а сумма по всем группам должна оставаться в пределах РЧЛ. Чем выше риск-вес, тем больше утилизация лимита. Начальные значения КИ Банк России еще не установил и планирует обсуждать с рынком. При этом регулятор отметил, что значения коэффициентов будут настраиваться и меняться в зависимости от экономической ситуации.

По расчету ЦБ, такой подход не повлияет на банки с умеренным объем непрофильных активов на балансе. Если же у банка большой объем иммобилизованных активов или они с повышенным риском, превышение лимита придется покрывать капиталом. Это будет стимулировать игроков внедрять инновации, но «не накапливать» непрофильные активы.

Коэффициенты иммобилизации будут варьироваться в зависимости от назначения, балансового возраста и рискованности актива.

ЦБ предлагает выделить следующие группы, к которым должны будут применяться новые риск-веса:

  • Основные средства. Это имущество акционеров банка, земли или помещения. Не всегда такие активы используются непосредственно для функционирования банка, указывает ЦБ. По мнению регулятора, совокупная стоимость основных средств не должна превышать 10% капитала банка, а все, что выше этого порога, нужно умножать на коэффициент иммобилизации. Вложения банков в основные средства в пределах 10% ЦБ предлагает относить к первой иммобилизационной группе. Это необходимо, чтобы снизить соблазн банков инвестировать в экосистемы со своего баланса с отражением вложений в составе основных средств, следует из доклада.
  • Ко второй иммобилизационной группе Банк России предлагает относить активы в виде недвижимости, акций или имущества, полученные в результате урегулирования проблемной задолженности клиентов, если они остаются на балансе менее трех лет. В ту же группу могут попасть небольшие (до 10%) пакеты акций нефинансовых компаний, которые банк приобрел самостоятельно. Причем бумаги должны быть «активно котируемыми».
  • В третью иммобилизационную группу попадут наиболее рисковые вложения банков. Это вложения в основные средства и активы, не попадающие под критерии первых двух групп, а также «высокорисковые для кредиторов и вкладчиков инвестиции в нефинансовый бизнес». ЦБ относит к ним, в том числе, венчурные инвестиции в экосистемы, но уточняет, что состав таких активов будет обсуждаться с рынком.

Новый риск-чувствительный лимит будет распространяться на банки с универсальной лицензией. В течение пяти лет для кредитных организаций будет действовать переходный период: значение РЧЛ в этот период будет постепенно снижаться с начальных 100% до целевых 30%, а коэффициенты для второй и третьей групп иммобилизационных активов будут понижены. Лимит может начать применяться уже в 2023 году, а в окончательном виде заработает в 2025—2027 годах, допускает ЦБ. Но введение надбавок к капиталу — не единственное требование для желающих развивать экосистемы, которое хочет внедрить Банк России.

Другие виды нагрузки для строителей экосистем

Как отмечается в докладе, при строительстве экосистем банки могут нести бизнес-риски в виде убытков по отдельным направлениям, операционные риски из-за технических сбоев или утечек клиентских данных, а также «риски вынужденной поддержки», если для какого-то из элементов экосистемы потребуется дополнительное финансирование. Чтобы купировать их, ЦБ рассматривает введение требований по обязательному раскрытию информации. Кредитным организациям придется отражать в отчетности данные об объеме инвестиций в экосистемы, финансовых и операционных результатах этих вложений, а также из влиянии на капитал и прибыль.

Такой подход может распространяться не только на прямые инвестиции в компании, но и на партнерские соглашения банков, считает регулятор.

ЦБ также допускает, что небольшие банки, развивающие экосистемы, могут быть признаны системно значимыми. Сейчас в России работают 12 системно значимых игроков. Среди них есть «Сбер» и ВТБ, строящие экосистемы, но нет, например, Тинькофф Банка. Отнесение банка к системно значимым из-за наличия экосистемы потребует от него соблюдения повышенных надбавок.

Кого это может затронуть

Новые подходы регулирования затронут, в первую очередь, Сбербанк, ВТБ, Тинькофф Банк и МТС Банк, следует из доклада.

Крупнейшую на российском рынке экосистему с 2017 года строит Сбербанк. За три года «Сбер» потратил на ее развитие, в том числе покупку финансовых и нефинансовых компаний, $1 млрд, или 3% чистой прибыли. Общий объем инвестиций «Сбера» в нефинансовые активы экосистемы на конец 2020 года составил около 150 млрд руб. Сейчас в его экосистему входят более 50 компаний и сервисов для розничных и корпоративных клиентов, а также для государства. Среди ключевых отраслей — электронная коммерция, доставка годовой еды, такси, каршеринг, медиа и развлечения, мобильный оператор, здравоохранение т.д. По итогам 2020 года выручка от нефинансового бизнеса «Сбера» составила 71,4 млрд руб., а выручка всего Сбербанка — 3,37 трлн руб.

Второй крупнейший банк — ВТБ — выстраивает экосистему по открытому принципу вместе с партнерами, среди которых — ретейлер «Магнит» и платежный сервис VK Pay. Приоритетными направлениями экосистемы ВТБ стали розничная торговля, электронная коммерция, интернет и медиа, телеком и связь, жилье и коммунальные услуги, транспорт и логистика.

«Тинькофф» работает над своей экосистемой с 2015 года, в нее входят сервисы для частных лиц и бизнеса. Для нее банк покупает других игроков рынка, например, платежные сервисы «Кошелек» и CloudPayments, а также выстраивает партнерства, в том числе кобрендинговые карты с «Яндексом».

На российском рынке существуют еще две крупные экосистемы, которые созданы ИТ-компаниями — «Яндекс» и Mail.ru Group. При этом «Яндекс» для ее развития весной 2021 года купил небольшой банк «Акрополь». Первые кредитные продукты компания может начать выдавать в 2022 году. Mail.ru Group пока развивает финансовые продукты совместно с партнерами, в том числе с ВТБ и банком «Хоум Кредит».