Присоединяйтесь к нашим группам

Глава СПБ Биржи — РБК: «При разблокировке нет пути, гарантирующего успех»

Глава СПБ Биржи — РБК: «При разблокировке нет пути, гарантирующего успех»

Генеральный директор СПБ Биржи Евгений Сердюков в интервью «РБК Инвестициям» рассказал о стратегии развития площадки после введения американских санкций и о новых подходах к разблокировке активов частных инвесторов.

14 05 2024
22:21

«Даже самые амбициозные планы реализуемы».

— СПБ Биржа специализировалась на торгах иностранными ценными бумагами, но санкции, введенные в ноябре прошлого года, фактически сломали ее старую бизнес-модель. К каким последствиям для бизнеса это привело?

— После введения санкций мы сосредоточились на двух основных задачах: разблокировке клиентских активов и выработке стратегии с учетом появившихся ограничений. Мы уже определили основные стратегические направления развития площадки на будущее. Во-первых, это IPO российских компаний, а во-вторых, торги новыми инструментами, в частности опционами и цифровыми финансовыми активами. Для строительства нового бизнеса есть все условия — ресурсы, опыт и мотивация команды. Нам удалось сохранить капитал — согласно консолидированной финансовой отчетности за 2023 год он достиг ₽20,95 млрд, а прибыль СПБ Биржи составила ₽678 млн.

— За счет чего вы получили прибыль по МСФО в 2023 году? На чем зарабатывали?

— Первое — это комиссии (биржевые, клиринговые и депозитарные). Второе — это эффективное размещение собственного капитала. Третье — оптимизация расходов, в частности сокращение функционала, связанного с развитием международных проектов.

— Уместно ли ждать от вас дивидендов?

— Еще при подготовке к выходу на собственное IPO мы сразу же обозначили, что группа компаний СПБ Биржи в среднесрочной перспективе не планирует выплачивать дивиденды. Мы выходили на IPO, чтобы привлечь капитал, потому что капитал — это и есть наш рабочий инструмент, средство производства. Тогда наш бизнес рос, а с ростом объемов торгов увеличивались открытые позиции клиентов по ценным бумагам и необходимость у участников торгов повышать лимиты на нашу расчетно-клиринговую инфраструктуру. На эти цели требовался значительный капитал.

Сейчас наступил новый этап развития площадки, и вопрос изменения дивидендной политики мы готовы рассмотреть в следующем году.

— Когда компания обновляет стратегию, она обычно ставит себе какой-то KPI, по капитализации, например. У СПБ Биржи какие планы на этот счет?

— В нашем офисе есть доски с целями и плановыми задачами от участников рынка, и мы воспринимаем их как наш KPI. Одна из них звучит так: «Через десять лет — капитализация СПБ Биржи ₽1 трлн рублей» (по состоянию на вечер 13 мая ее капитализация на Мосбирже составляет ₽14,04 млрд. — РБК). Конечно, это неутвержденная цифра, но мы будем к ней стремиться. Я на своем опыте убедился, что даже самые амбициозные планы реализуемы.

«Никто не может сказать, что есть путь, который гарантирует успех».

— Какова сейчас стратегия по разблокировке активов?

— Мы работаем сразу по нескольким направлениям стратегии разблокировки, при этом ситуация не просто неопределенная, она еще со временем меняется. Так, после введения санкций против СПБ Банка [в феврале 2024 года] нам пришлось отказаться от ключевого направления стратегии — вывода банка из группы СПБ Биржи — и сосредоточиться на других способах разблокировки.

Если посмотреть на российский финансовый рынок в целом, то СПБ Биржа далеко не первая компания, которая столкнулась с блокировкой клиентских активов. До нас в такую же ситуацию попали НРД (Национальный российский депозитарий) и крупнейшие российские банки, которые уже больше двух лет пытаются разблокировать активы, но найти системное решение пока не удалось. То есть никто не может сказать, что есть путь, который гарантирует успех.

Мы знаем об отдельных положительных решениях, которые принимались при индивидуальных обращениях. В связи с этим обращение за индивидуальными лицензиями сейчас, возможно, является наиболее вероятным сценарием разблокировки активов, поэтому наши юристы в помощь инвесторам разработали шаблоны для самостоятельного обращения в Управление по контролю за иностранными активами США (OFAC).

Процесс самостоятельного обращения инвесторов в OFAC будет происходить параллельно с подачей коллективного заявления, которое готовит СПБ Банк. После подготовки внушительного комплекта документов юристы СПБ Банка направят в OFAC обращение на разблокировку активов. Процесс долгий, с огромной юридической составляющей, поскольку формализована только часть процедур. Сбор документов завершается, заявление будет направлено в ближайшие недели.

— Как будет работать помощь с индивидуальными лицензиями?

— Процедура подачи индивидуальных заявлений на получение лицензий достаточно простая, она будет происходить через сайт OFAC. Мы приложили усилия, чтобы минимизировать затраты инвесторов. Юристы СПБ Банка вместе с международными консультантами, специализирующимися на санкциях, подготовили форму заявления, которое необходимо предоставить каждому инвестору — физическому и юридическому лицу — для подачи в OFAC, а также подробную инструкцию по его заполнению. Сама процедура подачи заявления бесплатная, основные затраты у физического лица — это на квалифицированный перевод личных документов на английский язык.

Шаблон заявления, инструкция и список необходимых для заполнения заявления документов будут опубликованы на сайте разблокировкаактивов.рф до конца мая. Мы уже направили эти сведения участникам торгов — управляющим компаниям, брокерам и их депозитариям. К ним инвесторам нужно будет обратиться за некоторыми документами.

Все вопросы, связанные с ответами OFAC, инвесторы могут направить на информационный портал разблокировкаактивов.рф, где на них ответят юристы СПБ Банка.

— Глава «Инвестиционной палаты», выбранной организатором обмена активами между российскими и иностранными инвесторами, Алексей Седушкин допускал, что будет несколько волн разблокировки активов через обмен с иностранцами. Ваши активы, как мы понимаем, не подпадают под 844-й указ президента, но вы говорили, что допускаете такую возможность в будущем. В каком состоянии сейчас эта идея?

— Активы, приобретенные через СПБ Биржу, уже участвуют в обмене. В НРД на момент введения санкций в отношении биржи хранилось больше половины таких активов — примерно на $4,7 млрд.

Мы продолжаем работу с российскими регуляторами над распространением механизма обмена на активы, подпавшие под ограничения 2 ноября (когда санкции США были введены против СПБ Биржи. — РБК) и находящиеся вне НРД.

«В Гонконге комплаенс достаточно сложный, но процесс идет»

— «Коммерсантъ» писал, что биржа может перевести заблокированные гонконгские бумаги в депозитарий компании «САВ Капитал». Вы в этом направлении работаете?

— Трек по разблокировке акций гонконгских эмитентов, учитываемых в дружественных депозитариях, имеет собственное развитие и не связан с обращением за индивидуальными лицензиями. Несмотря на то что это дружественная юрисдикция, комплаенс там достаточно сложный и продолжительный, но процесс идет. Делаем все от нас зависящее, в том числе оперативно исполняем комплаенс-запросы наших контрагентов.

Наши юристы рассчитывают, что разблокировка гонконгских активов может произойти быстрее других замороженных активов.

— В теории сколько в деньгах гонконгских активов может быть высвобождено?

— Чуть меньше $200 млн, то есть порядка 6% замороженных 2 ноября активов. Есть за что биться!

— Потребуется ли лицензия OFAC на разблокировку этих активов?

— Работа строится на позиции, которая сформулирована нашими международными юристами: ввиду того что гонконгские активы не имеют непосредственной связи с американской юрисдикцией, не учитываются американскими финансовыми учреждениями, напрямую санкционные ограничения на такие активы не распространяются. При этом временные ограничения на распоряжение этими активами вызваны опасениями контрагентов из дружественных юрисдикций вторичных американских санкций, поэтому эти контрагенты применяют повышенный комплаенс. Таким образом, наши международные юристы считают, что в целях разблокировки гонконгских активов лицензия OFAC не потребуется.

«На СПБ Банк были найдены конкретные покупатели».

— Как разворачивалась ситуация после введения против СПБ Биржи санкций?

— Сначала поясню, что активы всех клиентов СПБ Биржи учитываются в нашем расчетном депозитарии — СПБ Банке. Он имел и имеет счета в иностранных депозитариях-кастодианах, на которых и учитываются все клиентские активы. На него как на дочернюю структуру СПБ Биржи распространилось все действие санкций.

У нас был антикризисный план, который предусматривал определенный сценарий действий. Он, собственно, и лег в основу представленной OFAC в начале января стратегии. Ключевым направлением был вывод СПБ Банка из-под контроля СПБ Биржи.

— OFAC не возражало против такой сделки?

— Мы предложили OFAC несколько вариантов разблокировки клиентских активов. Самым эффективным и быстрым из них представители американского ведомства назвали выход СПБ Банка из-под контроля СПБ Биржи, так как банк перестал бы считаться санкционным лицом. Но сценарий поменялся из-за решения того же OFAC ввести санкции против СПБ Банка. Тут надо понимать, что СПБ Банк и СПБ Биржа находятся в зависимой позиции, поскольку решения принимает американский регулятор.

— У вас были потенциальные покупатели на СПБ Банк?

— Да, были найдены конкретные покупатели. Мы должны были найти покупателя с опытом управления банком вместе с клиентскими активами. Он должен был официально обратиться в OFAC, чтобы согласовать приобретение банка.

— Кто мог стать новым владельцем?

— СПБ Банк обращался к ряду профессиональных участников финансового рынка, это были неподсанкционные компании из топ-50 на рынке, а также частные лица. Имена называть не буду.

— Этот же владелец должен был согласовать такую сделку и с российскими регуляторами?

— Да, конечно.

— Вы тогда понимали, что есть вероятность того, что и банк может отдельно попасть в санкционный список?

— Конечно, именно поэтому условием продажи СПБ Банка и было согласование этой сделки с OFAC.

— На чем были основаны заявления биржи о том, что клиентские активы затронуты не будут?

— Мы сделали такое заявление на основании генеральной лицензии OFAC № 76, выданной иностранным контрагентам СПБ Банка и СПБ Биржи, а именно американским контрагентам и контрагентам, имеющим связь с США (U.S. nexus). Лицензия давала им право завершить «сделки, которые обычно происходят и необходимы для завершения транзакций с участием подсанкционных лиц». Мы рассчитывали, что наши иностранные контрагенты реализуют данное им право и позволят участникам торгов и их клиентам вывести иностранные активы в неподсанкционные организации или продать ценные бумаги и получить за них денежные средства.

Однако каждый контрагент самостоятельно определял, что понимать под завершением транзакций. И то, как контрагенты будут трактовать формулировки лицензии, невозможно было спрогнозировать. Во время переговоров вышестоящие над СПБ Банком иностранные депозитарии подтвердили, что не готовы руководствоваться этой лицензией для завершения всех правоотношений, чтобы предоставить инвесторам возможность выйти из позиций по ценным бумагам. Они указали на необходимость дополнительных разрешений со стороны американского регулятора для проведения таких действий. Например, BNY Mellon в своем ответе указал, что любое движение клиентских активов по счетам СПБ Банка в BNY Mellon возможно только с разрешения OFAC.

В итоге контрагенты проявили повышенную осторожность, применив оверкомплаенс, и воспользовались лицензией лишь для расчетов по сделкам, совершенным в течение двух дней до введения санкций в отношении СПБ Биржи.

Важно отметить, что активы клиентов никто не изымал — активы сохранены и дивиденды по ним накапливаются в вышестоящих над СПБ Банком иностранных депозитариях.

— Почему после того как СПБ Биржа подпала под санкции, с поста генерального директора ушел Роман Горюнов?

— Уход Романа был согласован и являлся частью плана биржи. Понимаю, что все переживают, справится ли биржа с новыми вызовами без Романа. Биржа продолжает работать, заниматься текущими и новыми проектами. Костяк команды биржи создавался на протяжении 25 лет, и мы прошли уже много потрясений, поэтому нет сомнений, что мы справимся со всеми задачами, которые есть сейчас и которые будут.

«Рядом с моей фамилией была подпись, совсем не похожая на мою»

— В ноябре в отношении СПБ Биржи было подано заявление о банкротстве, которое в итоге оказалось ложным. Вы сообщали, что обратились в правоохранительные органы. Возбуждено ли по этому поводу уголовное дело, ведется ли проверка?

— Данная ситуация продемонстрировала законодательно-административный пробел. Оказалось, что кто-либо может отправить заявление в Арбитражный суд, который заведет электронное дело и разместит его на своем сайте в картотеке дел. На этом этапе подлинность печати и подписи не устанавливается. В частности, в фальшивом заявлении, поданном от лица СПБ Биржи и зарегистрированном судом, рядом с моей фамилией была подпись, совсем не похожая на мою.

Мы подали заявление в правоохранительные органы и заинтересованы в том, чтобы виновные были установлены. Главные пострадавшие — это клиенты, чьи маржинальные позиции по бумагам СПБ Биржи брокер в тот день принудительно закрыл по невыгодным ценам. Такие пострадавшие были как у нас, так и на Мосбирже. Мы просим их написать нам на электронную почту info@spbexchange.ru. Мы обеспечим пострадавшим в этом деле бесплатную юридическую поддержку.

На новости об иске о банкротстве котировки площадки 27 ноября рухнули на 35,8% на Мосбирже и на 13,4% на СПБ Бирже.

— Вы рассчитываете, что пострадавшие клиенты смогут возместить убытки через суд?

— Мы надеемся на это, да.

— Кто должен возместить эти убытки?

— Надо найти мошенников.

— Какова сумма убытков инвесторов?

— Сначала нужно установить пострадавших инвесторов, а потом подсчитать убытки.

«СПБ Биржа будет направлена на привлечение патриотических инвестиций».

— После того как против СПБ Биржи были введены санкции, вы перебирали разные варианты развития биржи — срочный рынок, IPO санкционных промышленных компаний. Какой из них в итоге стал приоритетным?

— На протяжении многих лет наша команда сосредоточена на создании новых продуктов на российском рынке, необходимых инвесторам и востребованных участниками рынка. Так было на бирже РТС и продолжается на СПБ Бирже. Для вывода на рынок таких инструментов у нас есть все необходимые составляющие — универсальная платформа, опыт, экспертиза и желание. Сейчас мы сфокусировались на выводе новых эмитентов на фондовый рынок. Публичное размещение ценных бумаг новых эмитентов позволит им привлечь инвестиции и увеличит капитализацию фондового рынка, а российским инвесторам позволит диверсифицировать портфели и участвовать в развитии страны.

Например, для инвестиций в компании на ранних стадиях развития, добывающих твердые полезные ископаемые, мы создали сегмент «СПБ Юниоры». Он предназначен как для компаний, которые занимаются разведкой, так и для компаний, которые уже строят горнодобывающие предприятия для будущей добычи полезных ископаемых.

— IPO санкционных компаний — это главное направление?

— Мы открыты к размещениям всех эмитентов, в том числе находящихся под ограничительными мерами. Мы считаем важным организовать площадку по привлечению инвестиций в компании, которые участвуют в развитии экономического и технологического суверенитета России, а также в модернизации промышленности. Эти производственные компании сейчас вкладывают большие средства в развитие своего бизнеса, поэтому мы создали для них специальные условия по выходу на биржу, чтобы они могли выпустить акции или облигации и привлечь инвестиции для своего развития. Мы также готовы помогать компаниям, которые придут к нам на IPO, подготовить документы для листинга. Плюс мы готовы инвестировать средства в узнаваемость этих компаний, в привлечение инвесторов. Мы не собираемся зарабатывать на первичных размещениях, нам важно, чтобы компании могли удовлетворить потребности в капитале через нашу площадку. Биржа будет направлена на привлечение патриотических инвестиций в компании из разных секторов экономики и из всех регионов России.

— Специальные условия — это дисконт, льготы?

— Мы обнулили тарифы на листинг, то есть первичное размещение на СПБ Бирже для российских эмитентов бесплатное.

— Но вы на них никак не заработаете, кроме как за счет комиссий, когда уже будут идти сделки?

— Да, участники рынка будут платить комиссии. Льготы вводятся для эмитентов, и мы заинтересованы, чтобы эти компании росли, это долгосрочный проект.

— У вас есть какой-то список этих компаний?

— Да, мы работаем с рядом эмитентов и видим, что все больше компаний рассматривают возможность листинга на СПБ Бирже. Будущие эмитенты находятся на разной стадии подготовки к размещению ценных бумаг, но говорить о каких-то именах преждевременно.

— Сколько таких сделок может быть у вас в 2024—2025 годах?

— Речь идет про десятки эмитентов — и по акциям, и по облигациям.

— По нашим данным, на СПБ Бирже должно пройти размещение ГК «Элемент». Понятны ли уже сроки IPO?

— Планы компании оставлю без комментариев.

Что касается самой ГК «Элемент», то это очень серьезный игрок, на его долю приходится больше половины отечественного рынка микроэлектроники. В случае если ГК «Элемент» примет решение о размещении ценных бумаг, причем неважно, на какой площадке будет первичное размещение или вторичные торги, весь фондовый рынок России получит ценную бумагу отрасли, которая стратегически важна для России и которая не была представлена на нашем фондовом рынке.

— Не боитесь ли, что несанкционные брокеры откажутся участвовать в IPO на вашей площадке из-за риска вторичных санкций?

— Сейчас несанкционных финансовых институтов на российском финансовом рынке гораздо меньше, чем санкционных. Часть из них находится под американскими санкциями, часть — под европейскими, а некоторые одновременно под теми и другими. И при этом весь рынок хранит российские бумаги в центральном депозитарии (Национальный расчетный депозитарий, входит в группу Мосбиржи. — «РБК Инвестиции»), который под европейскими санкциями. Так что осуществлять нормальную деятельность на российском финансовом рынке и при этом не взаимодействовать с санкционными лицами теперь в России практически невозможно. Такое сотрудничество происходит исключительно в российском правовом поле, в российской инфраструктуре, в российских рублях — при отсутствии американской или европейской составляющей. И, как следствие, не представляет интереса с точки зрения их санкционной политики.

Важно отметить, что брокер не участвует в IPO напрямую — не оказывает услуг санкционным структурам, а оказывает посреднические услуги, исполняя поручения клиента в рамках брокерского договора. Кроме того, несмотря на то что IPO — это биржевое размещение, традиционно часть сделок и расчетов проходит на внебиржевом рынке.

«Фактически мы решили вернуться к своим истокам»

— Какими еще направлениями вы решили заняться после санкций?

— Планируем расширить спектр торгуемых инструментов за счет запуска рынка деривативов и ЦФА (цифровых финансовых активов).

Еще весной 2022 года мы поняли, что перспективы развития нашего биржевого бизнеса лежат вне поля организации торгов иностранными бумагами из недружественных юрисдикций. Летом того же года мы расширили список торгуемых иностранных бумаг за счет возможности инвестировать в акции китайских компаний, залистингованных на Гонконгской бирже. И тогда же приступили к созданию технологии торгов и расчетов деривативами — фьючерсами и опционами.

Фактически решили вернуться к своим истокам — Бирже РТС. Особую роль мы отводим как раз расчетным опционам, так как они позволяют исключить риск инфраструктуры по хранению базовых активов и при этом создавать стратегии практически с любой функцией выплат, в том числе полностью имитировать портфель базового актива.

— Но только не будет риска депозитарного.

— Точно. И первые базовые активы, с которых мы хотели бы стартовать, это опционы на ценные бумаги Китая, Индии, Бразилии и России. В целом мы планируем запускать производные инструменты на базовые активы стран БРИКС и СНГ.

— Когда может состояться запуск?

— Торгово-клиринговая система по опционам уже находится на тестовом полигоне, который доступен для профессиональных участников торгов. Также мы находимся в контакте с разработчиками систем интернет-трейдинга для брокеров, которые должны подключить свои системы к нашей. Как ожидается, тестирование продлится до середины года.

— Соответственно, со второго полугодия это будет доступно массовым частным клиентам?

— Да. Сначала стартуем торги в опытной эксплуатации, чтобы брокеры смогли отладить свои процедуры в бою, а потом уже предоставить доступ массовому клиенту.

«Участие СПБ Биржи в трансграничных расчетах криптовалютой обсуждается»

— Какие у вас планы по ЦФА?

— Цифровые финансовые активы — это новая индустрия. В ней сейчас достаточно либеральное регулирование, поэтому цифровые платформы появляются как на дрожжах. СПБ Биржа — единственная компания в России, которая получила статус и оператора обмена, и оператора информационной системы ЦФА, но надо сказать, что пока рынок очень сильно сегментирован, каждая платформа выпускает эти активы исключительно для своих прямых клиентов. Весь рынок имеет клубный характер.

Мы за то, чтобы цифровые финансовые активы торговались так же, как и традиционные ценные бумаги: чтобы принимались в обеспечение, чтобы к ним могли иметь доступ клиенты — частные инвесторы через брокеров. Для этого необходимо доработать законодательство по ЦФА, и мы вместе с коллегами из Центробанка, с Московской биржи, финансового рынка подготовили соответствующее предложение, которое, как мы рассчитываем, в какой-то момент будет принято. Но после этого собираемся развиваться не столько как платформа для выпуска ЦФА, сколько как платформа для вторичного обращения.

— Готова ли СПБ Биржа включаться в российские криптовалютные проекты по международным расчетам, если такой закон будет принят? Есть ли у вас для этого инфраструктура, какие-то наработки?

— Участие СПБ Биржи в трансграничных расчетах криптовалютой обсуждается. Что касается торгов криптовалютами, то в России они не легализованы, хотя мы были готовы начать их еще в 2017 году. Готовы поддержать любые законодательные инициативы в этом вопросе.

— Отказались ли вы от криптовалютного проекта в Белоруссии?

— У СПБ Биржи нет никаких проектов в Белоруссии, и она не входит в капиталы каких-либо компаний за пределами России.

— Почему, кстати, была проведена сделка по продаже доли СПБ Биржи в казахстанской бирже ITS?

— СПБ Биржа изначально была миноритарным акционером ITS с долей менее 10%. В учредительных документах ITS прописано, что любой акционер площадки, который подпадет под санкции, обязан выйти из состава акционеров. Что, собственно, и сделала СПБ Биржа. Мы желаем нашим бывшим коллегам удачи в развитии площадки.

В феврале 2023 года сообщалось, что СПБ Биржа предоставила торговой платформе ITS, которая работает в Казахстане, свои технологии и бизнес-модель. СПБ Бирже принадлежало в этом проекте 10% минус одна акция. Еще 10% было у Freedom Holding. Мажоритарным акционером ITS (80% плюс одна акция) выступал специальный инвестфонд, созданный как некоммерческая организация для инвестиций в развитие финансовой инфраструктуры Казахстана, — Foundation for the Support and Development of International Financial Center.

После введения санкций против СПБ Биржи ITS приостановила торги до перехода на другую инфраструктуру. В январе 2024 года пресс-служба ITS сообщила, что завершила все юридические процедуры вывода СПБ Биржи из состава акционеров.

— Вы рассматриваете для себя возможность участия в других международных проектах?

— Нет. У нас, конечно, есть компетенции построения площадок, в том числе зарубежных, но сейчас СПБ Биржа сосредоточилась исключительно на биржевых и внебиржевых проектах внутри России в рамках новой стратегии развития.







Попавшие под западные санкции российские миллиардеры стали постепенно переводить активы на родину. Во многом этому поспособствовало то, что Кипр и Швейцария перестали предоставлять услуги по управлению семейными трастами, если их учредителями или бенефициарами значатся граждане России. Как сообщили агентству Bloomberg два российских миллиардера на правах анонимности, переводя активы в Россию, предприниматели сталкиваются с рисками национализации бизнеса.

23:04 | 08.05.2024