Присоединяйтесь к нашим группам

Кредиторы «Пересвета» согласились участвовать в спасении банка

Кредиторы «Пересвета» согласились участвовать в спасении банка
Часть кредиторов банка «Пересвет» официально согласились участвовать в спасении пошатнувшегося банка. Теперь ЦБ должен принять решение о запуске механизма bail-in. Однако ключевая проблема — запустить работу банка, который простоял без движения полгода.
16 04 2017
20:02

В пятницу, 14 апреля, истек срок для принятия кредиторами банка «Пересвет» решения об участии в спасении кредитной организации. По сведениям источников, знакомых с ситуацией в банке, согласие на конвертацию своих требований к банку в долгосрочный субординированный долг (или, по решению банка, впоследствии в его акции) получено от держателей более 70% долга банка перед кредиторами. Такое условие выдвинул ЦБ. Только при его соблюдении регулятор готов был выделить со своей стороны средства на санацию «Пересвета» в размере 20–30 млрд руб. По сути, кредиторы при поддержке ЦБ должны провести спасение банка по процедуре bail-in (конвертация краткосрочных требований к банку в долгосрочные или его акции).

14 апреля ряд крупных кредиторов официально подтвердили свое согласие на конвертацию (Связь-банк, «Открытие», Бинбанк) или сами сделали соответствующие публичные заявления. Так, в этот день одобрила свое участие в спасении «Пересвета» группа «Интер РАО» с требованиями к банку на 16,77 млрд руб. Один из акционеров банка — «Экспоцентр» (42,3%) — одобрил конвертацию размещенных в банке средств в субординированные облигации еще 15 марта. Объем его средств, размещенных в банке, составлял порядка 12 млрд руб.

Прочие кредиторы воздержались от каких-либо высказываний. Точный их перечень с суммами требований к банку не раскрывается, но себя в числе кредиторов ранее признавали «РусГидро», Татфондбанк (лицензия отозвана), банк «Зенит», Совкомбанк, структуры Бинбанка, инвестиционная компания О1, НПФ «Стройкомплекс», аэропорт Пулково в Санкт-Петербурге и т.д. Не комментировали в пятницу ситуацию ни ЦБ, ни АСВ, ни предполагаемый банк-санатор — подконтрольный «Роснефти» Всероссийский банк развития регионов (ВБРР).

История вопроса

Впервые о нестабильном положении в банке «Пересвет», входившем в топ-50 банков по объему активов, заявило рейтинговое агентство Fitch в конце сентября прошлого года. Тогда агентство указало, что банк активно кредитует компании без признаков реальной деятельности. Таким структурам банк выдал порядка 12 млрд руб., что составило около половины его капитала.

После заявления Fitch банк ограничил выдачу вкладов граждан суммой до 100 тыс. руб., или $1,5 тыс. в валюте. 21 октября 2016 года ЦБ ввел мораторий на удовлетворение требований кредиторов «Пересвета», назначил в банке временную администрацию и стал оценивать перспективы его санации.

В пользу оздоровления банка говорило наличие у него значимых владельцев. По данным ЦБ РФ на начало марта, основные бенефициары банка — Русская православная церковь (РПЦ), структурам которой принадлежит 35,3% акций банка, Торгово-промышленная палата (40%). Не менее значимыми оказались и кредиторы, в числе которых крупные госкомпании и банки.

В конце 2016 года «Интер РАО», «РусГидро» и Торгово-промышленная палата обратились к премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой поддержать предложение о санации банка. В качестве санатора предлагался ВБРР.

Первым шагом для подготовки к bail-in стало решение банка «Пересвет» выпустить 15-летние субординированные облигации на 125 млрд руб. со ставкой 0,51% годовых. В них и будет конвертироваться (с последующей возможной конвертацией в акции банка) большая часть требований к банку его крупных кредиторов (таковыми считаются те, кому «Пересвет» должен более 500 млн руб.).

Болевые точки

Подведение итогов голосования не финальный шаг в определении окончательной судьбы банка, сообщил источник, близкий к ЦБ. Теперь, по его словам, решение предстоит принимать регулятору: он оценит текущее положение банка и перепроверит достаточность средств от кредиторов для его спасения после получения от них всех документов и только потом примет окончательное решение о выделении средств на санацию.

Впрочем, это техника, указывают участники рынка. Гораздо важнее, что и как будет делать санатор «Пересвета» для восстановления его платежеспособности и бизнеса.

Ключевых проблем три. Первая связана с механизмом bail-in. Хотя ранее он уже применялся в России при санации Фондсервисбанка и банка «Таврический», ситуация с «Пересветом» отличается более широким кругом крупных кредиторов, участвующих в спасении банка. Это затрудняет принятие и реализацию окончательного решения, указывают юристы.

«Проблема применения механизма в том, что процедура нигде не закреплена юридически, — говорит партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. — В такой ситуации ЦБ необходимо четко прописать порядок подписания кредиторами документов с условиями их участия в спасении банка. В противном случае могут возникнуть ситуации, когда кто-то из кредиторов в последний момент передумает и из-за него вся процедура приостановится».

Второй существенный момент — сможет ли и как быстро «Пересвет» восстановиться после полугода простоя. «Это главный вопрос», — указывает аналитик S&P Роман Рыбалкин. Надо понимать, что ни один санируемый банк не стоял без работы полгода, отмечает он.

Мораторий на удовлетворение требований кредиторов и временная администрация ЦБ были введены в «Пересвете» 21 октября. С тех пор бизнес банка был заморожен. «За это время компании, которые обслуживались в банке, могли найти других финансовых партнеров», — говорит Рыбалкин. «Важно, чтобы новый менеджмент смог выстроить жизнеспособную бизнес-модель, а кредиторы и вкладчики не разбежались после снятия моратория», — согласен старший директор по финансовым институтам Fitch Ratings Александр Данилов.

На трудностях восстановления клиентской базы проблемы, которые ждут «Пересвет», не заканчиваются, продолжает Рыбалкин. «Третья проблема — произошедшее падение ставок на финансовом рынке. Если раньше санируемые банки могли просто купить облигаций на привлеченные от ЦБ средства и заработать или выдать кредиты, что более рискованно, то сейчас такие возможности существенно сузились», — констатирует он.

Действительно, по оценкам аналитика Райффайзенбанка Дениса Порывая, доходность активов в банковском секторе заметно снизилась по сравнению с 2016 и 2015 годами. Так, совокупная доходность рублевых облигаций компаний и ОФЗ и кредитов на конец 2016 года составляла 12%, хотя еще в начале 2016-го было 14%, а в начале 2015-го — больше 18%, указал он. Непосредственно по облигациям (негосударственные облигации и ОФЗ) на конец 2016 года средняя ставка купона составила 9,8%, на начало 2016 года — 10,8%, на начало 2015 года — 16%. Изменение доходности розничных кредитов выглядело следующим образом: 16% на конец 2016 года против 18,7% на конец 2015 года и 20,9% на начало 2015 года (с учетом ипотеки). Доходность по корпоративным кредитам, по подсчетам Порывая, на конец 2016 года составила 11,75%, на конец 2015 года — 13,85%, на начало 2015-го — 18,8% (учитывался малый и средний бизнес).

В такой ситуации многое будет зависеть от опыта и креативности менеджмента банка-санатора, под чей операционный контроль перейдет санируемый «Пересвет», считают участники рынка. «Плюс ВБРР в том, что у него достаточно сильный акционер — «Роснефть», которая регулярно увеличивает капитал кредитной организации. Так, в конце 2016 года структуры «Роснефти» влили в капитал банка порядка 88 млрд руб.», — говорит руководитель группы банковских рейтингов АКРА Кирилл Лукашук. Однако у «Пересвета», как и у ВБРР, достаточно специфичная бизнес-модель, и большой вопрос, будет ли ВБРР трансформировать «Пересвет» в классический банк с рыночной бизнес-моделью, отмечает Лукашук. «Что касается человеческих ресурсов, то обычно банки-санаторы привлекают свой топ-менеджмент для санации, однако надо понимать, что это серьезное отвлечение операционного ресурса от основной деятельности», — заключает он.


Источник: rbc.ru