Присоединяйтесь к нашим группам

40 лет назад в Кампучии был ликвидирован режим красных кхмеров Пола Пота

40 лет назад в Кампучии был ликвидирован режим красных кхмеров Пола Пота

7 января 1979 года руководство красных кхмеров эвакуировалось из Пномпеня, куда вошли совершившие интервенцию вьетнамские войска. Режим Пола Пота, виновный в гибели, по разным оценкам, от 1 до 3 млн человек, не продержался в Кампучии и четырех лет. Сам диктатор обвинял в своем свержении «экспансию Советского Союза», который якобы отдавал приказы руководству Вьетнама.

08 01 2019
03:08

40 лет назад в результате военной интервенции был свергнут один из самых кровожадных политических режимов в мировой истории — режим красных кхмеров во главе с Полом Потом. За 3 года, 8 месяцев и 20 дней пребывания на вершине власти в Кампучии (современная Камбоджа) небольшая группа людей, называвших друг друга «братьями», вместе со своими женами установила жесточайший террор, уничтожив до 3 млн собственного населения. Под предлогом осуществления политики «народного благоденствия» красные кхмеры убивали ни в чем не повинных граждан самыми изощренными способами. В ноябре 2018 года этот людоедский режим официально признали в Камбодже виновным в геноциде. До сих пор остается большой загадкой, как красным кхмерам удалось управлять страной так долго.

Эти люди захватили центральную власть после изнурительной гражданской войны в 1975 году.

Политическое ядро составили сторонники Пола Пота в Коммунистической партии Кампучии (КПК) — решительные радикалы, жаждавшие сражаться с внешним агрессором и «внутренними врагами». В полном соответствии с традициями, заложенными в среде левых, лидер движения использовал псевдоним: Пол Пот является сокращением от французского «politique potentielle» — «политика возможного». Его настоящее имя — Салот Сар, под ним скромный камбоджиец в начале 1950-х учился в Париже, где впервые познакомился с коммунистическими идеями и приобрел связи в политических структурах. Возвращался на родину Сар-Пот преисполненным желания коренным образом изменить общество, которое он считал несправедливо устроенным.

В силовом отношении красные кхмеры опирались на молодых неграмотных крестьян из далекой провинции, многие из которых лишились родных из-за американских бомбардировок. Они стремились отомстить, а потому охотно вступали в полпотовскую Революционную армию Кампучии. Предполагалось, что после гибели «буржуазного» поколения именно этих вооруженных подростков Пот поведет к коммунизму. Не прекращавшаяся зависимость от иностранных держав придавала сподвижникам Пота значительную популярность. Широкая поддержка низших слоев позволила красным кхмерам разогнать правительство Лон Нола, которого коммунистический вождь называл «наймитом американских империалистов», и взять столицу Пномпень.

Другим внешним противником считался Вьетнам: согласно новой идеологии, эта страна занимала «исконно кампучийские земли», а потому подлежала разделу. В своих эмоциональных выступлениях перед народными массами Пот призывал к воссозданию средневековой Кхмерской империи, которая включала территории современных Таиланда, Лаоса, Вьетнама с культурно-политическим центром в Камбодже. В градации вождя вьетнамцы объявлялись «врагом номер один, который должен быть разгромлен любой ценой».

При красных кхмерах во всю мощь работала антивьетнамская пропаганда.

Популярными лозунгами были: «Готовы воевать с Вьетнамом 700 лет!», «Кампучиец, убей 30 вьетнамцев, и мы победим!», «За нами — 800 миллионов китайцев!»

Мао Цзэдун и его преемники активно помогали Поту. В обмен на поставки в Китай риса кампучийцы получали военную технику, оружие и боеприпасы. Аналитики на Западе полагали даже, что кампучийско-вьетнамский конфликт является завуалированной частью противостояния Китая и СССР, отношения которых в данный период были предельно напряженными. Советское руководство, как известно, поддерживало коммунистический Вьетнам, а к красным кхмерам имело предельно негативный настрой.

«Клика Пола Пота — Иенг Сари по указке Пекина проводила наглую политику в отношении соседних государств», — подобные формулировки давала советская официальная пресса, где красных кхмеров не стеснялись называть «китайскими марионетками».

Продолжительный срок кампучийцы досаждали вьетнамцам посредством локальных операций. Диверсионные отряды нарушали государственную границу, вторгались на чужую территорию и учиняли жестокие расправы над мирным населением, оставляя всюду посылы о том, что «это наша земля». При появлении частей регулярной армии неприятеля провокаторы спешно возвращались на исходные позиции.

«Физически хорошо сложенный мужчина с изящным и приятным лицом, не красивым, но привлекательным, с отполированными жестами и манерами», — так описывала внешность «брата номер один» американская журналистка Элизабет Бэккер, приглашенная в Кампучию для проведения интервью. Ей Пот жаловался на заговор Вьетнама и СССР по уничтожению его страны.

Беспощадному истреблению подверглись вьетнамцы, проживавшие в Кампучии, а также китайцы, тайцы и другие национальные меньшинства — суммарно 15% населения. Заявляя о цели создать единый народ без различий по этническому признаку, красные кхмеры казнили и выдворяли десятки тысяч мирных жителей, не представлявших на самом деле никакой опасности режиму. Под страхом смерти запрещалось облачаться в национальную одежду, соблюдать традиции и обычаи.

Не избежали гонений и так называемые «реакционные» религии, под которыми власть подразумевала буддистское большинство, исламские и христианские общины. Высшие иерархи были умерщвлены с поистине садистской жестокостью. Храмы взрывали, мечети превращали в свинарники, книги сжигали, а всех пытавшихся возражать расстреливали без суда. По самым скромным подсчетам, за годы полпотовского террора численность мусульман и католиков уменьшилась в Кампучии наполовину.

Относительно вольготно чувствовали себя только привилегированные «сословия» — чиновники из администрации красных кхмеров, верные режиму военные, беднейшее крестьянство. Остальные категории населения подлежали жестким чисткам. На особом подозрении у властей находились жители оккупированных американцами территорий, среди которых искали шпионов, и население городов — интеллигенция, старый госаппарат, офицеры армии Лон Нола.

Едва только захватив власть, Пол и его «братья» организовали беспрецедентное переселение жителей Пномпеня и других крупных городов в джунгли.

По задумке, за выращиванием риса и выкорчевыванием деревьев горожане должны были избавиться от своих «буржуазных» замашек и морально очиститься до уровня тружеников-крестьян. По дорогам Кампучии потянулись вереницы преподавателей, коммерсантов и врачей. До 40% людей умерло в этом исходе, многие погибли по прибытии на места от голода, увечий и унижений. Страна осталась практически без работников сферы образования, без частного производства и медицинского обеспечения. Из 3 млн человек в Пномпене сохранили свой статус и права не более 20 тыс.

«Я не видел никаких признаков голодания. Я видел сотни простых кампучийцев. По моим наблюдениям, они питались адекватно», — писал, тем не менее, очевидец событий военкор из США Ричард Дадмэн.

Сам Пот как во время руководства Кампучией, так и в поздний период цинично заявлял, что количество жертв, якобы неизбежных при переустройстве страны, не превышало нескольких тысяч человек.

Безрассудная жестокость в конечном счете восстановила против Пота и его ближайшего окружения даже недавних соратников. По всей стране прокатились бунты, жестоко подавлявшиеся армией. Однако власти красных кхмеров пришел конец, когда «юнцы Пота» впервые столкнулись с действительно серьезной силой — вьетнамскими войсками.

Взбешенный наглым нападением на один из своих приграничных городов, Вьетнам наконец сам пошел в контратаку большими силами. Широкомасштабная наступательная операция с привлечением пехоты, мотострелковых частей и танков началась 25 декабря 1978 года. Почти не встречая сопротивления, интервенты в количестве 14 дивизий уверенно продвигались вглубь Кампучии и уже 1 января 1979-го осадили Пномпень. Солдаты и офицеры Пота разбегались и массово сдавались в плен, а сам главнокомандующий храбрился только на словах, грозя «советской экспансии» неминуемым разгромом.

Расчет вождя не оправдался: Китай и западные державы не заинтересовались ситуацией и проигнорировали хитрую «приманку».

Ранним утром 7 января элита красных кхмеров экстренно эвакуировалась из обстреливаемой столицы. Сотни чиновников бежали на поезде, а Пот с несколькими доверенными людьми улетел на вертолете. Глава МИД Иенг Сари вырвался из окружения под видом босоногого оборванца. Сверженные полпотовцы и остатки верных им воинских подразделений спаслись в джунглях близ границы с Таиландом.

«Удирая, банды Пола Пота — Иенг Сари заставляли население следовать за ними, чтобы служить в качестве прикрытия, — сообщали советские СМИ. — Повсюду, где они проходили, они занимались грабежом, уничтожали урожаи сельскохозяйственных культур и зернохранилища, грабили население».

Особо подчеркивалось, что «указанные преступники, приговоренные на родине к смертной казни», не имеют ничего общего с коммунистическим движением».

Чтобы замаскировать факт переворота путем иностранного вмешательства, при непосредственном участии вьетнамцев был создан Единый фронт национального спасения Кампучии (ЕФНСК), собравший под свои знамена камбоджийских диссидентов и политических эмигрантов.

Его лидер, бывший красный кхмер Хенг Самрин возглавил новое коммунистическое правительство, хотя в реальности организация не сыграла заметной роли в свержении Пота, а потому находилась под влиянием Вьетнама.

Вьетнамская интервенция вызвала неоднозначную реакцию в мире. Так, государства — члены Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в совместном заявлении выразили сожаление в связи с вооруженным вторжением в Кампучию, «подрывавшим ее независимость, суверенитет и территориальную целостность».

Во многом поэтому тотального разгрома красных кхмеров не случилось. Опасаясь гегемонии вьетнамцев в этой стране, за разгромленного, но остававшегося на свободе Пота вступились США и Таиланд. Боевые действия на периферии, то затухавшие, то разгоравшиеся с новой силой, затянулись на десятилетие. Благодаря внешней поддержке полпотовцы сумели перегруппироваться и частично восстановить силы. Однако на возвращение власти во всей стране они, потеряв доверие населения, уже не претендовали, сосредоточившись на партизанской войне.


Источник: https://www.gazeta.ru/





Forbes

В 2006-м и 2007 году, когда цена на нефть достигала пиковых значений, Москва занимала первую строчку в списке самых дорогих городов мира. Теперь же, как пишет Forbes, по платёжеспособности россиян ударили санкции и низкие цены на нефть, и дорогие импортные товары уже не всегда найдёшь на полках московских магазинов.

11:21 | 16.06.2019