Присоединяйтесь к нашим группам

Балетный «Оскар» назвал победителей

Балетный «Оскар» назвал победителей

На Исторической сцене Большого театра состоялась XXVII церемония вручения одной из самых престижных наград в балетном мире — приза Benois de la danse. Бенуа часто именуют балетным «Оскаром», и в этом году количество континентов, которых Бенуа вовлекает в свою орбиту, увеличилось. К Америке, Европе, Азии и Австралии добавилась еще и Африка.

26 05 2019
16:30

Это отразилось и на эмблеме «Бенуа», где, подобно пяти олимпийским кольцам, появилось пять танцующих пар (как и олимпийские кольца, они синего, желтого, зеленого, красного и черного цвета), перекочевавших в символику прямо с приза Бенуа, ежегодно вручаемого победителям.

Главная награда «За жизнь в искусстве» досталась гению современного танца Иржи Килиану, который за призом не приехал, но прислал видеообращение на русском языке, где объяснил, что боится летать на самолетах, а «поездка на машине заняла бы слишком много времени, которого у него нет». В подарок Килиан прислал присутствующим свой видеономер, который 72-летний хореограф, вооружившись, словно Чаплин, тростью и котелком, станцевал лично. Хореография и исполнение маэстро были наполнены таким талантом, юмором, радостью и приятием жизни, что после этого исполнения можно было вообще не танцевать. Да и хореографию, показанную после этого номера, в расчет можно было уже не принимать. Тем более что и с хореографами в этом году было негусто.

Нет, они, конечно, были, и почти в полном составе приехали на церемонию, но, судя по номерам, которые были показаны на последующем после вручения приза гала-концерте балетного «Оскара», из них не был достоин никто. Особенно поразили «откровения» американца Мэтью Пирса и его похожий на постановку в самодеятельном клубе балет «Волшебник из страны Оз»: умиляла в нем только водимая неизвестным персонажем игрушечная собачка, которая забавно прохаживалась по сцене и махала своим механическим хвостиком.

Приз хореографам все же присудили, причем сразу двум: довольно хорошо известному в России немцу Кристиану Шпуку (в московском Музыкальном театре не так давно даже шел его полнометражный балет «Анна Каренина») за его спектакль «Зимний путь», фрагмент которого был даже представлен на сцене; а также шведу Фредерику Бенке Ридману за его балет «Дуэт с индустриальным роботом». Робот в этом балете не один, и самый настоящий, поэтому в Москву этот балет привезти не смогли (минутный фрагмент лишь продемонстрировали на заднике сцены), но на концерте показали забавный номер этого хореографа «Процедура» («Щелкунчик», Перезагрузка) на музыку Чайковского. Судя по нему, у Ридмана отличное чувство юмора, что уже неплохо и вселяет надежду.

А вот композиторов на «Бенуа» баловать не стали — приз не присудили ни одному из двух номинантов: ни Мэттью Пирсу за спектакль «Волшебник страны Оз» балета Канзас-сити, ни Кэйту Уитли за балет «Пламя» Бирмингемского Королевского балета.

Вообще, от состава жюри в таком конкурсе, как «Бенуа де ла Данс», зависит не просто многое, но в буквальном смысле все: само жюри не только выбирает победителей из участников конкурса, но этих самых участников и выдвигает. Поэтому голосуют международные эксперты, как правило, за тех, кого сами же и выдвинули. Такая тенденция на протяжении долгой истории конкурса действительно имела место, но на этот раз в этой схеме что-то не сработало, и победителем, например в мужской номинации, стал Вадим Мунтагиров, выдвигавшийся за партию принца Зигфрида в новой версии «Лебединого озера» в Королевском балете Великобритании. При этом «Лебединое» из Лондона можно назвать спектаклем, получившим самое большое количество статуэток: ведь «Бенуа» еще получил и художник этого спектакля Джон Макферлейн. Между тем представителей Великобритании в нынешнем составе жюри не было.

«Бенуа» Мунтагирову присуждается уже во второй раз: впервые статуэтку танцовщик получил еще в 2013 году. Награду и на этот раз можно считать вполне объективной. На сегодня Вадим Мунтагиров действительно является одним из лучших танцовщиков мира. Выступления уроженца Челябинска, окончившего Пермский хореографический колледж и уже в 15 лет ставшего победителем крупнейшего международного хореографического конкурса в Лозанне, всегда восхищают безупречностью исполнения и созданием на сцене поэтичнейших образов. Так это и было и совсем недавно на сцене Кремлевского дворца, где на гала под названием «Вацлав Нижинский — Бог танца» Мунтагиров впечатляюще воплотил на сцене одну из известнейших ролей Нижинского — «Видение розы».

Тело этого высокого, с удлиненными линиями рук и ног артиста, представляет собой небывалый по красоте материал, так что совсем неудивительно, что объективность вынесенного «Бенуа» вердикта подтверждают и другие международные эксперты. Так, в этом году в номинации «Лучший танцовщик» Мунтагиров получил самую престижную хореографическую награду Великобритании National Dance Awards.

На «Бенуа» в этом году Мунтагиров приехать не смог, а о своей награде узнал из моего поздравления в WhatsApp, отправленного вскоре по оглашению результатов. «Я ничего не знаю, еще на репетициях. А что, уже есть новости?» — ответил мне удивленный танцовщик, и через несколько минут, видимо, наконец осознав, что только что стал дважды лауреатом балетного «Оскара», отреагировал уже более бурно: «Ура! Спасибо за новость! От вас узнаю! Жалко, что на «Бенуа» не смог приехать!»

Такая награда тем более ценна, что конкурентов на этот раз у премьера Королевского балета было много. Например, напоминающий Барышникова уникальный виртуоз и тоже россиянин по происхождению, премьер сразу двух крупнейших театров (Американского театра балета и Государственного балета Берлина) Даниил Симкин. Из остальных артистов номинированных, но в итоге «Бенуа» не получивших, отметим в первую очередь премьера Большого театра Вячеслава Лопатина, выступившего на гала-концерте в номере «Письмо к Руди» из знаменитого балета «Нуреев». Чтения письма, текст которого на фоне музыки обычно произносит в этом балете актер Игорь Верник, на этот раз не было. И это парадоксальным образом позволило лучше почувствовать красоту и образность музыки Ильи Демуцкого, а также еще раз подчеркнуло уникальный пластический талант самого Лопатина.

Похожим пластическим талантом и музыкальностью на Бенуа выделялся еще один номинант — представитель национального балета Нидерландов Даниэль Камарго. Вместе со своей партнершей Элизой Баденес из Штутгарта он неплохо показался в заключении первого гала в па-де-де из балета «Дон Кихот», а на втором вечере под названием «Бенуа» — году театра» в современном номера Катаржины Козельской «Огнедышащий» и вовсе сразил публику наповал: артист показал такой класс, что оставил далеко позади вроде бы фактурного премьера Большого театра Дениса Родькина, удивительно не пластично оттанцевавшего чувственный номер Фредерика Аштона на музыку Глюка «Танец блаженных душ». Если тело Камарго буквально отдавалось во власть музыки и, казалось, следуя ей, «пело» в своем танце, то обнаженный торс Родькина был, словно деревянный, и никак не желал чувственно откликаться на чарующую мелодию Глюка. С ностальгией вспоминалось, как захватывающе и эротично исполнял этот же номер Аштона в давнишнем проекте «Короли танца» такой танцовщик, как Дэвид Холберг.

Лауреатками «Бенуа» как лучшие танцовщицы года на этот раз стали сразу две примы: прима-балерина театра Нью-Йорк сити балет Эшли Браудер и прима-балерина Берлинского государственного балета мексиканка Элиза Каррильо Кабрера. Присутствовавший на церемонии награждения посол Мексики тут же оповестил президента страны Лопеса Обрадора о победе их соотечественницы. Так что получала поздравления Элиза Кабрера после гала-концерта по телефонному разговору и от президента Мексики лично.

Приз американке присудили, видимо, за былые заслуги, потому что на «Гала-концерте номинантов» в прелестном па-де-де Баланчина из балета «Коппелия» и сама находящаяся после родов не в лучшей форме Баудер и ее партнер из Тихоокеанского северо-западного балета Сэт Орза запороли все что могли. Зато порадовала вторая лауреатка: дуэтом из балета «Ромео и Джульетта» в хореографии Начо Дуато со своим превосходным партнером премьером Михайловского театра Иваном Зайцевым артисты чувственно открыли второе отделение вечера, отданного лауреатам и номинантам этого года. Номером Уве Шольца на музыку Гайдна украсили Элиза Каррильо Кабрера со своим супругом премьером Берлинского государственного балета Михаилом Канискиным и второй вечер «Бенуа» — году театра».

Тематика вечера обязывала организаторов придумать для него что-то необычное. И необычное предстало в полном объеме — впервые на сцене Большого театра танцевали драматические актеры. Артисты театра Вахтангова показали на вечере фрагменты из своих знаменитых пластических спектаклей: финальную сцену из «Анны Карениной» и монолог Яго из «Отелло». Хореограф Анжелика Холина таким «почином» не ограничилась, и примерила на приму Большого театра Ольгу Смирнову «Дуэт Настасьи Филиповны и Парфена Рогожина» из еще не поставленного спектакля. При этом раскрыла приму Большого с неожиданной стороны: обычно прекрасно-холодная и недоступная, в этом дуэте она показала настоящие страсти-мордасти с поцелуями взасос, мордобитием и поножовщиной. Ее актерское мастерство при этом было захватывающе эмоционально: она и вопила в голос на сцене, и показала практически совершенный психологический портрет своей героини с помощью пластики.

Завершали двухдневный фестиваль «Бенуа» гости из Гамбурга. Отрывок из «части II балета «Проект-Бетховен» под названием «Героическая симфония» Джона Ноймайера исполнила лауреатка приза «Бенуа–Мясин» этого года (с недавних пор ежегодно вручается на «Бенуа» и такой приз) Анна Лаудере и ее партнер и супруг — премьер Гамбургского балета Эдвин Ревазов. Хореографии Ноймайера на этих двух концертах «Бенуа» было традиционно много: это и ставшие практически обязательными и исполняющиеся на каждом концерте па-де-де из II и III акта балета «Дама с камелиями» — их представили артисты Национального балета Нидерландов и Парижской оперы; и дуэт из балета Ноймайера «Орфей» в исполнении артистов Гамбургского балета Сильвии Аццони и Александра Рябко; и дуэт из сцены «Танец блаженных душ» из оперы Глюка «Орфей и Эвредика», который станцевали артисты Балета Джоффри.

Но самыми яркими выразителями хореографии Ноймайера, а пожалуй, и самыми яркими исполнителями на нынешних гала-концертах Бенуа, стали именно Лаудере и Ревазов. Их «Адажиетто» из балета Ноймайера «Пятая симфония Густава Малера» запомнится надолго: потому что такой органичности исполнения, такого проникновенного и захватывающего все пространство драматизма на сцене видеть давно не приходилось. Тела артистов буквально сливались в своем танце, растворялись друг в друге, показывая все психологические изломы хореографии Ноймайера. Редкое чудо единения на сцене, когда партнеры чувствуют и реагируют на каждое прикосновение, на каждое дыхание другого, такое чудо на сцене возможно и было показано публике Лаудере и Ревазовым. И я надеюсь, что именно эти совершенно уникальные артисты станут лауреатами следующей премии «Бенуа де ла Данс».


Источник: mk.ru





Kleine Zeitung

К визиту главы Кремля Владимира Путина на свадьбу экс-главы МИД Австрии Карины Кнайсль привела «череда случайностей», сообщает Kleine Zeitung. Об этом заявила она сама в интервью австрийским СМИ. Просто у неё оставалось лишнее приглашение, и она решила дать его российскому президенту во время его визита в Вену. По её словам, дипломат «ни на секунду не думала», что он согласится, а потом отказывать уже было поздно.

16:23 | 17.06.2019