Присоединяйтесь к нашим группам

Наука: фильмы, книги и реальность

Наука: фильмы, книги и реальность

Научно-фантастические фильмы приучили нас к тому, что учёные – настоящие учёные – как путешественники из книг Жюля Верна – могут всё и даже немного больше. Но при этом мы совершенно не ассоциируем их с теми, кто реально занимается наукой – кандидатами и докторами наук, академиками и исследователями. Так повелось, что мы как бы не считаем их «настоящими» учёными, которые живут где-то далеко, в США или Великобритании. Но этот подход, разумеется, в корне неверен. Давайте разберемся.

01 04 2020
23:15

Популяризаторы науки и авторы научной фантастики зачастую не слишком дружат между собой, и неудивительно: цель первых – привлечь в науку больше юных дарований, цель вторых – увлечь ту же аудиторию сладкими сказками и мечтами. Разумеется, из каждого правила есть исключения. Например, для того, чтобы адекватно воспринимать романы Питера Уоттса, необходимо обладать обширной базой знаний в различных областях, быть в курсе научных исследований, а в идеале и вовсе почитывать на досуге пару-тройку журналов по заданной тематике. Возможно, поэтому его герои не предстают эдакими Суперменами, а всего лишь действуют в обстоятельствах, отличающихся от наших.

Однако, первые учёные из фантастических книг имели другой характер. Они были универсалами по типу Шерлока Холмса – очень умными и всесторонне эрудированными, способными заниматься любыми исследованиями – были бы условия. И они выполняли ту же роль, что и реалистичные образы сегодня. А всё потому, что уровень развития науки в 19 веке был таков, что при хорошем образовании и финансовом благополучии человек действительно не нуждался в многолетнем изучении исследований его предшественников. Узких специализаций как таковых не существовало, а тему для исследований можно было найти в любой науке. Сейчас с этим возникают проблемы – те же математики десятилетиями не могут защитить диссертации из-за отсутствия актуальной задачи в их направлении. Другими словами, технически средний учёный 19 века эквивалентен эрудированному начитанному человеку 20 века.

Задача популяризаторов сегодня – показать, что наука может быть не только ужасно сложной, но и интересной. И это куда сложнее, чем кажется. Главенство научного подхода подразумевает строгий подход к формулированию гипотез, постановке и проведению эксперимента, документации и фиксированию результатов, определению их важности и достоверности. Большую часть времени идея существует лишь на бумаге (в электронном виде, разумеется) в виде ряда сложных вычислений, уравнений и/или алгоритмов. Для стороннего наблюдателя понять, что имелось в виду, и, главное, как это смогло привлечь внимание учёных, без помощи консультанта практически невозможно.

Что же касается фильмов, то в них адепты науки сегодня представляются более или менее реалистично. Но есть одна особенность – их условия работы либо близки к идеальным, либо в той или иной мере ненатуралистичны. В больницах всегда хватает лекарств и персонала (поверьте, подобные проблемы существуют не только в нашей стране), в лабораториях учёных есть самые необыкновенные реактивы, доступ к которым всегда открыт, так что можно сделать всё – от лекарства от рака до атомной бомбы. Кроме того, для упрощения восприятия специалисты различных направлений, на каждое из которых надо учиться десятки лет, объединяются в одного персонажа. Это всё равно что совместить в одном человеке нейрохирурга, педиатра и лора-онколога – возможно, но малореально и практически бесполезно в жизни. После таких допущений многие дети и подростки начинают мечтать о карьере учёного – и это прекрасно. Только спустя годы обучения они понимают, что всё далеко не так радужно, условия работы отличаются от ожидаемых, а Нобелевская премия не ждёт их по окончании университета. И на этом моменте запал пропадает, вчерашние студенты чувствуют, что выбрали неподходящую для себя профессию. Это грустно как для них самих, так и для науки в целом.

Если хотите иметь реальное представление об условиях работы учёных – поинтересуйтесь у аспирантов и выпускников вузов различной степени материальной обеспеченности: это позволит вам составить более или менее адекватную картину происходящего как в самых плохих, так и в нормальных условиях. Почему не спросить в НИИ? Там вам вряд ли позволят узнать об особенностях рабочего процесса, а сотрудников зачастую обязуют подписывать документы о неразглашении. Зато университеты заинтересованы в привлечении новых научных сотрудников, а студенты более коммуникабельны и открыты для диалога.

Наука – это замечательно. Если бы не люди, которые хотят знать, как устроен мир, мы бы до сих пор не ушли в своём развитии дальше Средневековья. Но не стоит путать реальность со сказками – какими бы привлекательными они ни казались.

Дмитрий Потапкин, специально для Обзор.press.







"Российские прокремлевские СМИ ведут "значительную кампанию дезинформации", чтобы обострить пандемический кризис коронавируса в западных странах, подорвав доверие к экстренному реагированию, утверждается во внутреннем докладе ЕС, - сообщает Financial Times. - Эти усилия направлены на то, чтобы разжечь "смятение, панику и страх" и помешать людям получать достоверную информацию об инфекции в рамках более широкой стратегии "подрыва европейских обществ изнутри", говорится в анализе европейской дипломатической службы.

08:40 | 19.03.2020