Присоединяйтесь к нашим группам

Как Telegram стал самым популярным мессенджером в Иране

Как Telegram стал самым популярным мессенджером в Иране
Сервис Павла Дурова завоевал исламскую республику. Там у него почти нет конкурентов.
09 03 2017
11:37

Telegram стал самым популярным мессенджером в Иране. По разным оценкам, им пользуются от 28 млн до 40 млн местных жителей, то есть до половины населения страны. В России у Telegram – лишь 6 млн пользователей. Популярности мессенджера способствовала блокировка в Иране ближайшего конкурента – Viber, который не угодил властям своими израильскими корнями. Как Павлу Дурову удается обходить интернет-цензуру в стране и почему иранцам так полюбился Telegram?

В Иране заблокирован не только Viber, но и Twitter, Facebook и YouTube. Все это иранцам заменил Telegram, для использования которого не нужен ни VPN, ни прокси-сервер. Приложение шифрует сообщения, что важно в условиях цензурирования переписки. Кроме того, он прост в использовании, отмечает в разговоре с Republic иранский журналист France 24 Эршхад Алиджани. Это значит, им легко учатся пользоваться жители деревень, у которых нет компьютера и электронной почты, зато есть смартфон. В среднем иранцы проводят от 5 до 9 часов онлайн.

По данным исследования Министерства культуры страны, 60% зарегистрированных в Telegram иранцев используют его как развлекательный ресурс. Особой популярностью пользуются каналы с шутками, видеопранками, музыкой и тому подобным контентом. Наиболее популярны две функции Telegram, продолжает Алиджани, – это каналы и группы. Каналы используются как новые медиа. Именно здесь стоит искать информацию и новости, написанные без купюр. Среди 170 тысяч каналов иранских пользователей около 11 тысяч имеют аудиторию свыше 5000 человек. 

Группы выполняют коммуникативную роль – с их помощью иранцы могут найти других пользователей с похожими интересами в условиях конфиденциальности. Существуют группы по самым разным интересам, но, как правило, они секретные, объясняет Алиджани, чтобы попасть в них, вы должны знать кого-то из ее участников.

Один из важных атрибутов Telegram – стикеры. В Иране они также имеют свою специфику. В стране запрещено демонстрировать физический контакт между мужчиной и женщиной, тем не менее стали популярны стикеры, где муж и жена держатся за руки или обнимаются. Они одеты в мусульманских традициях, но нарисованы в диснеевском стиле. Невинные на европейский взгляд рисунки разрушают многовековые табу. Виртуальный контакт также меняет общество: еще десять лет назад было не принято до брака общаться с людьми противоположного пола, исключение – члены семьи. Теперь чтобы пообщаться с любым человеком достаточно пары кликов.

Контролируй это

Масштабы влияния Telegram стали очевидны накануне парламентских выборов 2016 года. Бывший президент Ирана Мохаммад Хатами из-за поддержки протестов находится под домашним арестом, он не имеет права публично выступать, а журналистам запрещено упоминать его имя. Но накануне выборов он разместил пятиминутное видео в Telegram, в котором призывал иранцев голосовать за тех, кому важен прогресс и кто будет бороться с запретами. За первые сутки видео посмотрели более 3 млн человек.

Действующий президент Ирана Хасан Рухани также выступает за смягчение цензуры в интернете – это стало основой его предвыборной кампании. В 2016 году он даже обещал, что как минимум до конца его полномочий Telegram заблокирован не будет. Но Рухани часто критикуют за недостаточно жесткий контроль интернета. Например, аятолла Насер Макарем Ширази регулярно говорит об угрозе распространения антиисламского контента в интернете. А прокурор Тегерана Аббас Джафари Доулатади уже обратился к Рухани с просьбой запретить Telegram в преддверии президентских выборов 19 мая 2017 года. Президент пока не ответил, но такое же предложение в прошлом году он отверг.

Интересно, что несмотря на резкую критику Telegram, многие ультраконсерваторы заводят себе там каналы. Среди них не только аятоллы, но и, например, радикальное новостное агентство Fars. Более того, часто ультраконсерваторы заводят себе страницы в Facebook и Twitter, несмотря на то, что они официально заблокированы в стране.

Контроль за пользовательским контентом – одна из задач, которую перед собой ставит Минкультуры Ирана. Правительство страны на протяжении нескольких месяцев добивалось переноса серверов Telegram в Иран. Таким образом власти надеялись получить доступ к базе данных пользователей, но компания Дурова отказалась это делать. Тогда государство обязало авторов каналов с аудиторией свыше 5 тысяч пройти процедуру регистрации, которая предусматривает, что человек должен предоставить властям свои контактные данные и адрес. Разработанная система регистрации позволит создать детализированную карту популярных пользователей и их подписчиков. В январе представители службы кибербезопасности страны заявили о том, что для идентификации авторов каналов они будут использовать специальные алгоритмы, так что для достижения цели им не понадобится сотрудничество с Telegram. Уже в феврале были задержаны несколько администраторов групп в мессенджере.

Как утверждало агентство Fars, канал Guard-e-Javidan («Бессмертные гвардейцы»), авторы которого выступают за светское правительство в Иране, управлялся оппозиционерами из-за границы. Не так давно государственные телеканалы показали видеоролик, в котором молодой человек по имени Шахин признается в том, что является администратором этого канала. Правозащитные ресурсы Ирана отмечают, что изображение было размытым и сильно отредактированным. Подобные признания – привычный жанр для иранского телевидения. Часто их добиваются под угрозой пыток или под реальными пытками.

Случаи арестов бывали и раньше. В 2015 году был арестован пользователь с никнеймом Вахид, у которого был популярный канал c фотографиями. На них он был запечатлен в компрометирующих позах вместе с женщинами в мини-юбках (например, держал их за руки или за талию). Правительство Ирана посчитало, что это может привести к распространению порнографии.

Видимость демократии

У Viber – израильские корни, у Facebook и Twitter – американские. На этом фоне Telegram с точки зрения иранских властей смотрится более выигрышно – его создал предприниматель из России, а компания базируется в Берлине. Хотя нападки случаются и на Telegram. В 2015 году на ультраконсервативном сайте Mashregh News вышла статья «Telegram: оружие или программное обеспечение?», где приложение называлось «антиобщественной сионистской соцсетью». Одним из основных инвесторов компании назывался израильтянин Михаил Мирилашвили. По мнению авторов статьи, он передает информацию об иранских пользователях западным спецслужбам (в реальности Мирилашвили инвестировал не в Telegram, а в социальную сеть «ВКонтакте»).

Юрисдикция сервиса и национальность основателей не всегда играет определяющую роль для иранских властей. Это доказывает американская соцсеть Instagram, которая остается в свободном доступе, сейчас у нее 33 млн пользователей в стране. Профессор Кентского государственного университета Эмад Хазраи считает, что правительство Ирана не блокирует Instagram из-за ограниченности его функционала. Например, там нет возможности для распространения ссылок, а значит, сервис не подходит для общественного активизма, через него сложно организовать протест.

Сохранить свободный доступ к Telegram удалось благодаря тому, что правительство долго не придавало большого значения приложению, считает Эршхад Алиджани. «Сначала казалось, что это новая версия WhatsUp, который так и не стал по-настоящему популярным. А когда масштабы популярности Telegram стали очевидны, было уже поздно», – объясняет он. Журналист полагает, что ультраконсерваторы лукавят, когда выступают за блокировку сервиса, ведь и они и сами уже оценили его преимущества – с помощью Telegram их ресурсы собирают большую аудиторию.

Иранист Адлан Маргоев говорит, что власти Ирана оценивают Telegram c точки зрения контента: даже в самых либерально настроенных каналах нет призывов избавиться от исламского строя (хоть он, как и любая другая власть, подвергается критике), а значит, пользователи мессенджера не представляют серьезной угрозы. Еще одна немаловажная причина – видимость демократии. «Так правительство всегда может заявить о том, что права на свободу и тайну переписки есть у каждого иранца», – продолжает Маргоев. Кроме того, запрет всех доступных средств коммуникации грозит ростом недовольства населения, а это накануне выборов не лучшая стратегия.


Источник: https://republic.ru/





Hankook Ilbo, DongA Ilbo

Формирование совместной парламентской комиссии с Россией, ситуация вокруг ракетно-ядерной программы КНДР, подготовка к исключению экс-президента Пак Кын Хе из главной оппозиционной партии и необходимость реформы оборонной промышленности - эти темы находились в центре внимания южнокорейской печати в последние дни.

18:14 | 20.10.2017