Присоединяйтесь к нашим группам

Мирный план по Сирии: сложно, но попробовать стоит

Мирный план по Сирии: сложно, но попробовать стоит
Как будет выглядеть сотрудничество.
21 10 2015
08:30

Луай аль-Хатиб, Аббас Кадхим.

Очень тяжело воевать, когда союзники не могут определить, кто же на самом деле враг. Соединенные Штаты оказались именно в такой ситуации во время сирийского конфликта. Если Вашингтон пытается создать военную коалицию, то следует вести переговоры не с радикальными исламистами, а с союзными странами в Персидском заливе, которые готовы воевать против Асада, например, с Турцией, которая выступает не только против режима Асада и радикального ислама, но и желает одержать победу над курдами. Израиль, другой союзник США наблюдает за боевыми действиями, но готов принять участие в сирийском конфликте, если появится прямая угроза. Германия планирует поставлять курдам вооружение, а Соединенные Штаты уже заключили с ними договор о партнерстве. Учитывая эту неразбериху, неудивительно, что создание коалиции против ИГИЛ не принесло никаких результатов.

Другое дело Россия, которая предлагает рациональные условия сотрудничества и ставит четкие цели. Владимир Путин планирует возобновить мощное влияние на Ближнем Востоке. Россия приняла участие в сирийском конфликте, чтобы спасти Башара Асада от свержения радикальными суннитами или (что маловероятно) проамериканским правительством, которое состоит из членов оппозиции в изгнании. После этого Россия подумывает «заглянуть» в Ирак, где после того, как ИГИЛ установило контроль над значительной частью его территории, репутация США была «подмочено». Победа в Ираке стала бы величайшей победой России, поскольку в Ирак владеет 150-баррелевым запасом нефти, а также хранит историю о неудавшемся вторжении США.

У России есть ряд преимуществ на Ближнем Востоке. Во-первых, в этом регионе интересы России не противоречат друг другу. Для сравнения: политика Соединенных Штатов нацелена на «ублажение» многих ключевых союзников, чьи требования часто являются невыполнимыми и взаимоисключающими. Такими союзниками являются Израиль, Катар, Турция и Ирак. Иран и Сирия поддерживают Россию — и сильнее всего ощущают ее — присутствие. Скоро у нее появится третий союзник - Ирак.

Затем ключевая роль России в мировой политике получит признание на международном уровне. Большинство жителей Ближнего Востока считают, что США не сделало для них ничего хорошего, в то время как Россия пообещала найти быстрое решение ближневосточного кризиса.

28 сентября 2015 года, Нью-Йорк - Барак Обама и Владимир Путин обмениваются рукопожатиями во время встречи на заседании Генеральной Ассамблеи ООН.

У США осталось несколько вариантов. Вашингтон может потребовать от России прекратить сирийскую кампанию. Но это сыграет на руку тем, кто утверждает, что США не заинтересованы в поражении ИГИЛ. Вместо этого они могут позволить России разбираться с ИГИЛ без своей поддержки. Но если российская армия собственноручно одержит победу в Сирии и Ираке, то это отрицательно скажется на рейтинге американского правительства. К тому же, если Россия будет воевать со всеми группами повстанцев, это может привести к новому всплеску исламского терроризма, а это отрицательно скажется на всех сторонах конфликта. США могут объединиться с Турцией и странами Персидского залива, которые сосредоточены на поддержке повстанческих групп. Но в таком случае они останутся наедине с группой радикалов, которых трудно контролировать после войны. А если Соединенные Штаты создадут коалицию с Россией, то это будет означать их признание Асада, которого они обвиняли в установлении диктатуры и убийствах гражданского населения.

Есть еще один вариант: США и Европа должны перестать раздувать конфликт и вместе с Россией, Ираном и Турцией прекратить поставки оружия в Сирию.

Как может закончиться конфликт

Для Запада и России выгодно обеспечить мирное сосуществование несалафитских суннитских повстанческих групп, курдов и алавитов. Для достижения этой цели все стороны должны объединиться в борьбе против ИГИЛ и других радикальных групп, а также способствовать прекращению огня между проасадовскими силами и несалафистскими повстанцами. Чтобы привлечь Асада к участию Россия должна выступить гарантом безопасности и дать обещание о пересмотре избирательного права Сирии, местного избирательного законодательства и внесении поправок в Статью 8 Конституции Сирии 1973 года. В этой статье сказано, что партия «Баас» является единственной руководящей партией Сирии. Несмотря на то, что Башар Асад будет против этого, ему придется (хоть и под давлением) провести честные выборы в новых автономных округах. Но перед этим он должен дать согласие на проведение референдума на территории федеральной Сирийской республики и на спорных территориях.

В случае реализации такого сценария Асаду придется удалиться со сцены. Но ему удастся сохранить лицо благодаря проведению честных выборов. Для кого-то такой сценарий может показаться неприемлемым. Но другого варианта нет. Если режим Асада падет по другим причинам, то это будет на руку салафистстких добровольцам и начнется массовое истребление алавитов, друзов и христиан, а также умеренных суннитов. Если же Асад не покинет президентское кресло, то конфликт разгорится сильнее.

Безусловно, переход к решению конфликта путем выборов невозможен без предварительных переговоров и стабильного прекращения огня, уже не говоря о международном контроле. Только разумная координация России и США может обеспечить такие условия.  

Долг Сирии перед Россией составляет несколько миллиардов долларов. Соединенные Штаты могут взять с России обещание, что она частично спишет задолженность с разрушенной экономики Сирии. Это должно стать рычагом влияния на Асада, который заставит его пересмотреть свою политику. Главное — заручиться согласием России. В конце концов, Путин и его союзники могут оказывать неограниченную поддержку ослабленной сирийской армии и правительству. Но Путин не сможет долго поддерживать Сирию из-за собственных экономических проблем.

В обмен на списание сирийского долга США и Европейский Союз могут облегчить санкции, введенные против России. В этом Соединенные Штаты могут заручиться поддержкой Турции, которая заключила с Россией ряд выгодных сделок: увеличение объемов торговли на следующие пять лет с 32 миллиардов долларов до 100 миллиардов долларов. Также Турция и Россия планируют построить Турецкий поток — газопровод, который будет ежегодно перекачивать 60 миллиардов кубометров газа  для продажи на рынке ЕС. США и Европейский Союз могут «задобрить» Анкару, возвратив ей ракетные батареи Patriot, которые были отправлены на доработку, а также по причине снижения уровня опасности со стороны военно-воздушных сил Турции, поскольку Асад потерял контроль над северной Сирией. У Анкары есть повод для беспокойства: ведь Россия снова использует авиацию. Из-за этого могут потребоваться дополнительные гарантии безопасности, но это будет частью соглашения.

Европейский Союз также должен внести свою лепту, чтобы развеять все сомнения России о том, что в Сирии готовится плодородная почва для чеченских боевиков и группировок наподобие Джейш-аль-Мухаджирин, которые могут атаковать страны бывшего Советского Союза. Для этого европейские страны должны дать понять Турции, что война с курдами и поставки вооружений «Армии завоевания» (группировка, в которую входят чеченские боевики) могут отрицательно повлиять на процедуру принятия Турции в ЕС. Как известно, членство в ЕС предусматривает оказание финансовой помощи Турции в размере нескольких миллиардов долларов. Безусловно, много чеченских боевиков также присоединилось к ИГИЛ, но борьба с внешней поддержкой сирийских радикалов является всего лишь одним аспектом комплексного подхода борьбы с влиянием радикалов, который предусматривает сотрудничество России, Турции и США.

Когда все стороны примут решение сесть за стол переговоров, это можно организовать в Москве, что удовлетворить желание России играть ключевую роль в регионе. В переговорный процесс также следует включить представителей повстанцев и правительства Асада, что не удалось осуществить в Женеве. Для этого Турция может гарантировать оказание финансовой помощи несалафитам при условии прекращения сотрудничества с «Фронтом ан-Нустра» и других групп повстанцев, таких как Ахрар аш-Шам. В свою очередь Путин должен дать Асаду понять всю необходимость прямых переговоров, поскольку Сирия не может стать бездонным сосудом для военных и финансовых вливаний.

15 июня 2015 года - Курдские боевики на демонстрации несут флаги своей Рабочей партии Курдистана в Тель-Абьяде, Сирия, после заявления, что эта территория перешла под их контроль.

На протяжении всего времени проведения переговоров и в переходный период сирийской армии и повстанцам-несалафистам будет оставлено их оружие, но только в целях защиты их коммуникаций от боевиков Исламского государства и других террористов. Для наблюдения за процессом будет введен контингент наблюдателей. Единственными активными воинскими контингентами, имеющими право на ведение боевых действий, по согласованию с обеими сторонами коалиции, будут неправительственные вооруженные формирования, ведущие борьбу с салафистами, т.е. подразделения обороны курдского народа YPG с численностью не более 25 тыс. человек, а также правительственные войска и силы повстанцев, имеющих право на пассивное применения оружия для защиты своих коммуникаций.  Из-за противоречивости восприятия роли курдских формирований, их передвижение и дислокацию следует обговаривать и согласовывать с Турцией. И наконец, полное удаление салафистских боевиков из районов столкновений станет залогом для установления длительного мира в регионе.

Новая Сирия должна стать страной с федеративным устройством. Это признает даже Асад; он дал понять, что не будет настаивать на возвращении территорий, находящихся под контролем повстанцев. В алавитской автономной области Тартус останется в распоряжении России. Она берет на себя обязательства гарантировать защиту христианским меньшинствам и своим прежним союзникам. Государства Персидского залива и Турция продолжат осуществлять полицейский надзор над своими зонами безопасности, осуществляя финансовую поддержку и размещая миротворцев.

В суннитских районах международная помощь будет нацелена на лишение салафистов местной поддержки; западной коалиции и России будет предоставлена возможность бороться с боевиками Исламского государства.  Безусловно, международная помощь не может заставить фанатиков разоружиться, но оказывая поддержку политическим деятелям разных направлений, участвующим в мирном процессе, возможно сократить приток добровольцев в лагерь салафистов. Тщательно продуманная поддержка потребует специальной подготовки в связи с высокой вероятностью потерпеть неудачу.

Курдские формирования будут наземной силой, отрезающей Ракку от остальной Сирии и сдерживая Исламское государство, в то время как российские и проамериканские силы продолжат борьбу на иракской территории. Курды сохраняли сравнительно нейтральную позицию по отношению к Асаду (хотя они понимают, что он должен будет уйти в результате мирной передачи власти) и поддерживали ровные отношения с россиянами, американцами и несалафистскими сирийскими повстанцами.

Для начала переговоров в соответствии с этим планом Москва уже проводила консультации с лидерами сирийской оппозиции, курдами и иранцами. Однако ее влияние на страны Персидского залива ограничено. Поэтому, само собой разумеется, что Запад должен применить все имеющиеся в его распоряжении рычаги, чтобы надавить на Саудовскую Аравию и заставить ее прекратить поддержку суннитских радикалов. США уже продемонстрировали желание и возможность сделать это в 2008 году, когда оказали на Саудовскую Аравию дипломатическое давление с целью ограничить ее поддержку салафистов в Ираке.

Также большим вопросом является, кто же будет финансировать послевоенное восстановление страны. По данным ООН, экономике Сирии понадобится 30 лет на полное восстановление. России и США необходимо организовать и провести международную донорскую конференцию по восстановлению Сирии, как это было сделано в 2003 году на Мадридской конференции, сумевшей привлечь для Ирака  более 33 млрд. долларов США в виде грантов и займов - пусть суммы для восстановления поначалу будут небольшими, но послужат хорошим стартом. Сотрудничество России и США в данном вопросе также станет свидетельством начала новой эры применения мягкой силы для убеждения потенциальных противников.

Времена меняются

Сможет ли подобная перепутанная система дипломатических рычагов дать ожидаемый результат? Возможно, эпоха мирного соперничества США и России за влияние в Афганистане до конца 1950-х послужит примером того, что может быть достигнуто, когда помощь предоставляется в виде сельскохозяйственной техники, систем ирригации и промышленного оборудования, а не в виде противотанковых снарядов и автоматов Калашникова. При этом даже отсутствие свободных и честных выборов в этой стране стало показательным в плане того, насколько быстро может быть достигнут прогресс.

Прошлое служит напоминанием о том, насколько динамично и непредсказуемо меняется положение вещей. Еще в 2009 году, когда президент США Барак Обама предложил дипломатическую программу поддержки, Асад ответил: «Мы хотели бы со всем радушием принять его у нас Сирии; я говорю об этом абсолютно искренне». Обама ответил на это приглашение, обратив внимание на существование проблемных вопросов, но при этом выразил надежду на будущее сотрудничество.  В тот же год прежний иракский премьер-министр Ноури аль Малики обвинил Асада в предоставлении убежища террористам, которые провели ряд террористических актов в Багдаде. Сегодня Ирак является новым союзником Сирии, а Асад – противников Обамы и США. А ведь в 2009 году еще не было Исламского государства – только ослабевшая «Аль Каида» в Ираке.  Подобная быстрая череда иногда взаимоисключающих событий должна послужить напоминанием о том, что на Ближнем Востоке возможно все и нельзя недооценивать значение событий, происходящих там.

В одном можно быть уверенным: только у крупных участников в этом кризисе есть возможности добиться эффективных перемен. Эндшпиль не устроит никого, а попытки создать суперкоалиции из десятков наций для проведения бесконечных переговоров заведут в еще больший тупик. Что еще хуже – соперничающие коалиции рискуют вложением огромных средств и ресурсов для достижения кардинально разных целей.

Настало время для США и России объединить усилия и остановить жернова военной машины, превратившей Сирию в ад, а также удалить с поля битвы в Ираке и Сирии тех, кто никогда и ни при каких условиях не будет вести переговоры. Это создаст все необходимые условия  для начала мирного переходного периода и, возможно, строительства лучшего будущего для Сирии.

ИГ является террористической организацией, её деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: foreignaffairs.com





Financial Times, Daily Telegraph

XIX съезд Компартии Китая, возможные осложнения при принятии законодательства по Brexit в британском парламенте, судьба главного противника евроскептиков в британском кабинете министров Филипа Хаммонда стали ведущими темами публикаций в сегодняшних британских газетах.

18:07 | 19.10.2017