Присоединяйтесь к нашим группам

Христиане Среднего Востока высказались против «священной войны» в Сирии

Христиане Среднего Востока высказались против «священной войны» в Сирии
В начале октября, когда российские самолеты начали совершать авиаудары в Сирии, в средства массовой информации начали распространять информацию о том, что российская государственная церковь объявила «священную войну» против Исламского государства. На Западе некоторые люди высказались против этого («только не еще одна сторона конфликта, которая утверждает, что Бог на ее стороне»), а некоторые тихо согласились, что единственным антидотом джихаду может быть только анти-джихад.
21 10 2015
15:02

На самом деле в сообщениях СМИ смысл заявления Российской православной  церкви был несколько искривлен. Было бы странно, если бы Московский патриарх сделал заявление с официальным призывом к масштабному конфликту между христианством и исламом, особенно учитывая то, что он поддерживает тесные связи с мусульманскими религиозными лидерами внутри России и за ее пределами.  То, что патриарх Кирилл сказал своему народу, было более предусмотрительным:

«Российская Федерация приняла ответственное решение об использовании вооруженных сил для защиты сирийского народа от бед, приносимых произволом террористов. Мы связываем с этим решением приближение мира и справедливости на этой древней земле. Желая мира народам Сирии, Ирака и других стран Ближнего Востока, мы молимся о том, чтобы жестокий локальный конфликт не перерос в большую войну, чтобы применение силы не повлекло гибели гражданского населения, а все российские военные вернулись домой живыми».

Заголовки о «святой войне» были вызваны резкими заявлениями одного из пресс-секретарей патриарха, отца Всеволода Чаплина. Но даже то, что он сказал, не было призывом к межрелигиозной или межкультурной войне. Вот дословная цитата из его заявления: «Борьба с терроризмом, за справедливый мир, за достоинство людей, которые испытывают вызов террора, – это очень нравственная, это, если хотите, священная борьба, и сегодня наша страна является, наверно, самой активной в мире силой, которая противостоит террору».

Несмотря на реальный смысл заявлений российских религиозных лидеров, разговоры о «священной войне» вызвали резкую реакцию православной церкви в Ливане, которая является  одним из самых влиятельных представителей христианства на Среднем Востоке. Сотни людей подписали онлайн-петицию под названием «Петиция против религиозных войн». В документе отмечается: «Мы открыто осуждаем то, идея «защиты христианства» может служить оправданием для достижения идеологических и политических целей, как это было сделано с целью получить поддержку российского военного вторжения в Сирию».

«Мы считаем неприемлемым благословление войн, независимо от того, какие цели они преследуют»

Тарек Митри, уважаемый ученый и бывший министр культуры Ливана, рассказал мне, что участвовал в написании этой петиции, потому что:

«Мы считаем неприемлемым благословение войн, независимо от того, какие цели они преследуют. Ми также хотим заявить, что христиане в  Сирии не могут (и не должны) быть «защищены» путем военной интервенции. В России и странах арабского мира некоторые политики использовали предлог «защиты меньшинств» для оправдания войны. Мы уверены, что это противоречит, тому, что арабские христиане отстаивают в своей современной истории. Необходимо защитить все гражданское население, независимо от того, христиане они или же мусульмане».

Тем временем представители ливанского духовенства, в частности митрополит (епископ) Бейрутский Елиас Ауди, привели некоторые теологические и исторические аргументы против идеи войны, поддерживаемой государством. Они попытались убедить население и политиков в следующем: «Христианство в своей сущности является мирной религией. В отличии от католичества, православное христианство не имеет учения о справедливой войне. Наоборот, мы видим войну, как воплощение зла, которое иногда бывает неизбежно, другими словами, война — это вынужденное зло в чистом виде. Более того, арабские православные христиане, в отличии от греков или россиян с их мечтами о Византии или царях, не имеют коллективной памяти о владении государственной властью в имя Бога».

Все эти заявления являются довольно осмотрительными; теологи и историки могут обсуждать их часами. Как и все публичные заявления, их необходимо воспринимать, не учитывая политических и исторических предпосылок. Ливанские православные христиане занимают свое определенное место в сложной и изменчивой ситуации в стране. Составляя лишь 10% от общего населения страны, они более уязвимы и более «арабские» в своей коллективной идентичности, нежели маронитские христиане, которые более прозападные в религиозном, культурном и финансовом планах. Во времена, когда панарабский национализм набирал силу, ливанские православные христиане оказывали ему значительную поддержку. Сейчас эти времена прошли, но ливанское православие все еще вражески относится ко всему, что может отдалить их от соседей суннитов. На протяжении нескольких последних десятилетий различные маронитские христианские лидеры заключали договоренности с другими игроками региона, начиная Израилем и заканчивая Сирией и Ираном. В отличии от них, ливанские православные христиане считают, что все, что поднимает градус напряженности в регионе угрожает их существованию.

Контекст ситуации играет очень важную роль. Но не стоит также забывать о содержимом ситуации.  В последние дни мы услышали множество хороших, проницательных и веских заявлений от религиозных лидеров из Ливана, страны, которая знает все об ужасах межконфессиональных конфликтов. Всегда необходимо помнить, что общественная роль религии на начинается и не заканчивается призывами к священной войне.

 


Источник: economist.com