Присоединяйтесь к нашим группам

Time: 5 Фактов, объясняющих закрытие банка Греции

Time: 5 Фактов, объясняющих закрытие банка Греции
Саймон Даунсон—Bloomberg/Getty Images
Пешеходы проходят мимо штаб-квартиры Банка Греции, центрального греческого банка, Афины 28 июня 2015.
09 07 2015
14:26

Ян Бреммер.

Контроль капитала может приостановить кровотечение греческих банков, но как долго они смогут сдерживать панику?

Пока греки учатся жить без функционирующих банков, повседневная жизнь граждан и бизнеса со скрипом останавливается. Контроль за движением капитала - ограничения на свободное перемещение денег - рассматривается в качестве меры отчаяния, и результат этого контроля зависит от того, как хорошо подходит это лекарство для лечения болезни. Если валюта или сами банки наносят вред экономике, контроль за движением капитала может сработать; другими словами, позволит быть на чеку. Статистические данные, приведенные ниже, объясняют последствия последних случаев воплощения в жизнь контроля за движением капитала и позволяют сравнить их с ситуацией в Греции.

 

Исландия

Когда в 2008 году разразился мировой финансовый кризис, он застал банки Исландии с активами на сумму более 185 миллиардов долларов, примерно в 14 раз больше размера годового ВВП страны, придавая совершенно новый смысл фразе «слишком большой, чтобы обанкротиться». Опасаясь воздействия избыточности банковского сектора, инвесторы начали спасаться бегством от кроны. Валюта Исландии потеряла более 50 процентов своей стоимости по отношению к евро всего за месяц. Оценив ситуацию, правительство в Рейкьявике решило, что остановить отток денег из банков является единственным способом предотвратить нежелательное развитие событий и не доводить ситуацию до полной катастрофы. ВВП Исландии упал на 10 процентов в период с 2009 по 2010 годы. Но курс вскоре после введения контроля за движением капитала стабилизировался, Рейкьявик облегчил свою денежно-кредитную политику, делая займы дешевле. За последние три года Исландия имеет прирост примерно на 2 процента в год.

(NYT, Economist, Vox EU, Economist)

 

Малайзия

После нескольких лет роста, экономика Восточной Азии начала ухудшаться в 1997 году, когда Таиланд был вынужден прекратить искусственно поддерживать зависимость своей валюты от доллара США. Кризис распространился на соседние страны, и мировые инвесторы начали продавать активы Малайзии, играя на обесценение валюты - ринггитов. К середине 1998 года стоимость ринггита упала на 40 процентов, показатели фондового рынка резко упали на 75 процентов, и Малайзия ввела в сентябре контроль за движением капитала. Правительство пыталось повысить процентные ставки, чтобы сохранить отток денег из страны, но этот шаг больно ударил по бизнесу и экономике, контракты которых упали на 7,4 процента в 1998 году. Контроль за движением капитала позволил правительству Малайзии тратить деньги на социальные проекты без вливания слишком большой ликвидности в малазийский объем денежной массы. К 1999 году в Малайзии вновь наметился рост на уровне 6,1 процента.

(IMF, Economist, World Bank)

 

Кипр

На пике своей высоты, банковский сектор Кипра в 7,5 раз превышал годовой ВВП страны, т.е. примерно оценивался в 23 млрд. долларов и, в основном, подпитывался российскими инвесторами, которые использовали кипрские банки как налоговые гавани. Но кипрские банки также размещали у себя значительное количество греческого государственного долга. В 2011 году банки Кипра должны были списать 50 процентов по этому долгу. Банки Кипра серьезно ослабли, Никосия была вынуждена обратиться к Европе за спасением в размере 10 млрд. евро в марте 2013 года. Но спасение сопровождалось обязательными суровыми условиями: во-первых, банк Laiki, на тот момент второе по величине финансовое учреждение острова, должен был закрыться, а его «хорошие» активы должны объединиться с Банком Кипра. После этого, все депозиты в Банке Кипра, свыше 100 000 евро должны бытб подвергнуты 47,5-процентной стрижке, а вкладчики получили бы банковские акции в обмен на потерянную наличность. В этом случае был введен контроль за движением капитала, чтобы дать кипрским властям время для реструктуризации банковского сектора. Спустя почти два года эти элементы управления, наконец, были сняты, и экономика Кипра начала восстанавливаться.

(Reuters, NYT, FT, Economist)

 

Аргентина

Как и Греция, Аргентина имела долгую историю государственных перерасходов и слабых институциональных участников рынка. Несмотря на очевидный рост в 1990-х годах, к 1999 году экономика Аргентины была втянута в рецессию и обременена 14,5-процентой безработицей и неустойчивым государственным долгом. Но в отличие от Греции, Аргентина имела свою собственную валюту - песо, которая была привязана по курсу: одно песо - один доллар США. В декабре 2001 года, Буэнос-Айрес ввел контроль капитала, что повлекло за собой преобразование долларовых депозитов банков в песо, но уже по новому курсу 1,4 песо за доллар (принятие плавающего обменного курса, в конечном счете, потащило значение песо вниз, в целом почти на 90 процентов). Правительство ограничило снятие со счетов до 250 песо в неделю, решение, известное как El Corralito, или «заборчик». Даже применив эти драконовские меры, Аргентина объявила дефолт в 2002 году с задолженностью перед внешними кредиторами более чем в 81 млрд. долларов, хотя, следует отметить, что Аргентина заплатила свой долг Международному валютному фонду. Последствия были катастрофичными: безработица пошла вверх и выросла на 20 процентов, а более чем 50 процентов населения оказалась на грани бедности. Но Аргентина начала восстанавливаться в июне 2002 года, когда внутренний рост повысился вновь после девальвации песо и развития традиционно сильного сельскохозяйственного сектора Аргентины. С тех пор страна прихрамывает.

(NYT, Telegraph, Economist, BBC)

 

Греция

А теперь, Греция. На прошлой неделе Афины решили закрыть банки как оборонительный шаг для предотвращения изъятия банковских вкладов, так как переговоры правительства с кредиторами провалились. 45 млрд. долларов были сняты со счетов греческих банков, начиная с середины декабря под страхом, что вклады будут изъяты и насильственно обращены из евро в новую драхму. Если это преобразование произошло бы, все было бы гораздо хуже для Греческой Республики - Standard & Poor’s недавно подсчитала, что Греция могла бы потерять 20 процентов своего ВВП в течение следующих четырех лет, если бы страна оставила зону евро; с начала кризиса она уже потеряла 25 процентов. В отличие от Аргентины, Греция не имеет мощной экспортной промышленности, которая может выиграть от конкурентоспособности в случае девальвации валюты, что означало бы повышение уровня безработицы по сравнению с текущей, составляющей примерно 26 процентов. Что еще хуже, даже если бы Греция пошла по пути драхмы, она по-прежнему бы имела гору долгов, деноминированных в евро – Греции необходимо внести платежи на сумму еще 10,33 млрд. евро только Европейскому центральному банку и МВФ в июле и августе. И это не включая платеж в 1,5 млрд. евро в ВФМ, который страна пропустила на прошлой неделе. Таким образом, хотя контроль за движением капитала может остановить кровотечение греческих банков, греческая экономика по-прежнему тяжело ранена.

(CNBC, Fortune, Guardian, BBC)


Источник: time.com/





Financial Times, Daily Telegraph

XIX съезд Компартии Китая, возможные осложнения при принятии законодательства по Brexit в британском парламенте, судьба главного противника евроскептиков в британском кабинете министров Филипа Хаммонда стали ведущими темами публикаций в сегодняшних британских газетах.

18:07 | 19.10.2017