Присоединяйтесь к нашим группам

Сирийские беженцы, которые не хотят в Европу

Сирийские беженцы, которые не хотят в Европу
На пятом этаже торгового центра в пригороде на окраине Стамбула расположена бакалейная лавка, в которой распоряжается мужчина по имени Ахмед. Он – сирийский беженец, и его лавка стала местом встречи для всех сирийцев в этом районе – средоточием небольшого сообщества тех, кто не хочет перебираться в Европу.
16 06 2016
23:37

В то время как внимание всего мира приковано к тем сирийским беженцам, которые стремятся в Европу, многие сирийцы предпочитают оставаться в Турции из желания сохранить свою культуру и религиозные традиции. С тех пор, как в Сирии в 2011 году разразилась гражданская война, в Турции обосновалось около 2.5 млн. сирийцев (по данным Верховного Комиссара ООН по делам беженцев), хотя не все их них сделали это по той же причине.

Ахмед (31 год), попросивший не указывать его фамилию и называть его только по имени, прибыл в Стамбул со своей женой два года назад. Жена готовилась к рождению их второго ребенка (девочки), но из-за продолжающейся войны госпитализация в Дамаске была крайне опасной и рискованной. Вот таким образом небольшая семья оказалась в Басаксехире – север-западном районе Стамбула, где на склонах холмов высятся новые жилые многоэтажки.

 

Лавка Ахмеда расположена в нескольких шагах от его жилища. Она называется Hayrat, что по-арабски означает «милость» и является заимствованным словом в турецком языке – в ней продается практически все: от специй и сладостей до гигиенических салфеток.

Все местное сирийское сообщество делает покупки именно у него - как лично, так и виртуально: Ахмед принимает заказы через приложения типа Whatsapp и Viber, и заказов иногда бывает так много, что работающий у него посыльный делает несколько доставок за час.

 

На протяжении дня лавка Ахмеда закрывается на короткие промежутки времени на молитву, когда призыв к молитве слышится с минарета ближайшей мечети. Правоверный мусульманин, Ахмед говорит, что никто не мешает ему в Турции отправлять свои религиозные верования, при этом ему не приходится сталкиваться с практикой, вызывающей у него неприятие и отторжение: будь то употребление в пищу свинины или досупружеские сексуальные отношения.  

Его точку зрения разделяют многие покупатели в его лавке. «Стамбул является для нас домом в том же смысле, в каком является Багдад или Дамаск», - говорит Тарек, преподаватель из Сирии и частый гость в лавке Ахмеда, попросивший называть его только по имени. Речь идет не о географии, а об общности веры: многие сирийцы являются суннитами, как и большинство мусульман в Турции. Здесь призыв к молитве раздается пять раз на день, а местные власти накрывают столы для празднования Рамадана.

«Проблема заключается в том, что если я поеду в Европу, мне придется переломить себя и интегрироваться в их систему образования, их общество, их окружение», - говорит Ахмед о перспективах переезда в Европу для него и его семьи. Он говорит о том, что не хочет, чтобы его дети становились свидетелями свободных сексуальных отношений до супружества, строго запрещаемых законами ислама.

Лавка Ахмеда Hayrat расположена на пятом этаже торгового центра в Стамбуле

Несколько западных стран внедряют программы культурной интеграции, чтобы помочь сирийским беженцам, прибывшим в Европу, адаптироваться к новым социальным условиям. Норвегия предлагает посещение занятий по западным нормам сексуального поведения, чтобы помочь беженцам из значительно более консервативных обществ лучше понять особенности половой и сексуальной динамики развития в Норвегии. В апреле в Германии был принят закон, обязывающий беженцев изучать немецкий язык и посещать занятия по культуре.

В настоящее время Турция приняла наибольшее количество сирийских беженцев, чем какая-либо другая страна в мире. Однако, несмотря на то, что она культурно и географически ближе к Сирии, у беженцев здесь имеется одна очень большая проблема: сирийцы не могут официально считаться беженцами в Турции. Страна до сих пор придерживается конвенции ООН 1951 года, принятой после Второй мировой войны, в которой беженцами могут считаться исключительно европейцы. Отсутствие официального статуса затрудняет для сирийцев получение вида на жительство и возможность достойной работы в стране – например, Ахмед был инженером-механиком, но не смог найти работу по специальности в Турции.

И те все же, для него и таких же, как он, Турция является местом, самым близким к дому, даже несмотря на более чем прохладный официальный прием. «Сейчас я сижу здесь с тобой, - говорит Ахмед в своей квартире, в то время как его маленький сын зовет его, - но душа моя находится в Дамаске».

 


Источник: qz.com