Присоединяйтесь к нашим группам

Недоверие ЕС и НАТО к России на генетическом уровне: как США добились этого?

Недоверие ЕС и НАТО к России на генетическом уровне: как США добились этого?
В своем интервью Spiegel Online генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг обозначил главные вызовы, которые сейчас стоят перед альянсом. Кроме того, он уделил большое внимание отношениям с Россией и подчеркнул, что не хочет новой холодной войны.
20 06 2016
22:59

Atlantico: В своем интервью Spiegel Online генеральный секретать НАТО Йенс Столтенберг исключил всякую возможность изменения Основополагающего акта Россия-НАТО, которое было подписано в 1997 году. Что предусматривает это соглашение? И соблюдается ли оно с учетом размещения войск НАТО в Восточной Европе, установки элементов ПРО в Румынии и Польше и последовательного расширения альянса?

И как обстоят дела со стороны России?

Мишель Ламбер: Из-за того, что Россия начала гибридную войну в Украине и аннексии Крыма в 2014 году отношения НАТО и Москвы сейчас как никогда носят актуальный характер. Основной риск для альянса заключается в формировании официального восприятия России как врага, тогда как Европейский Союз ведет с ней экономическую войну. Генеральный секретарь Йенс Столтенберг всячески стремится придать своим заявлениям умеренный характер и дать понять президенту России, что расширение присутствия альянса в Польше и Прибалтике является превентивной мерой, а не подготовкой к нападению.

Установка ПРО в Польше и Румынии, отправка F-22 Raptor пятого поколения в Германию и Польшу, а также беспилотников Predator в Литву направлены, в первую очередь, на предотвращение нападения со стороны России. Но такие действия могут быть восприняты российской стороной как подготовка к конфронтации, чего не хотят большинство членов альянса. Основная идея состоит в том, чтобы продемонстрировать готовность союзников вмешаться в случае нарушения статьи 5 Вашингтонского договора, но в то же время избежать возврата к тревожной ситуации времен холодной войны. Все это отражается в заявлениях Йенса Столтенберга. Во время выступления в Варшавском университете в мае 2015 года он подчеркнул стремление «избежать новой холодной войны», то есть ситуации, от которой не выиграет ни одна из сторон. 

На данный момент соглашения России и НАТО в принципе соблюдаются, а провокации не доходят до нарушения двустороннего договора. Россия заняла провокационную позицию и неоднократно нарушала воздушное пространство НАТО в Турции, Франции, Великобритании и Прибалтике, но до развязывания открытого конфликта пока еще не доходила. 

НАТО в свою очередь держится в рамках законности и лишь усиливает свое присутствие в ответ на провокации России. То есть, стороны демонстрируют уважение по отношению друг к другу, но при этом альянс стремится показать, что готов ответить на любую потенциальную атаку. 

Жан-Бернар Пинатель: В Основополагающем акте говорится, что Россия и НАТО «будут совместно строить прочный и всеобъемлющий мир в евроатлантическом регионе на принципах демократии и безопасности, основывающейся на сотрудничестве… Россия и НАТО не рассматривают друг друга как противников. Общей целью России и НАТО является преодоление остатков прежней конфронтации и соперничества и укрепление взаимного доверия и сотрудничества».

Только вот после падения берлинской стены в 1989 году Соединенные Штаты все еще опасаются формировании крупного европейского объединения с Россией, Евразии, которая могла бы бросить вызов их мировому лидерству. Джордж Буш пообещал Горбачеву распустить НАТО, если тот упразднит ОВД, но своего слова он так и не сдержал. Соединенные Штаты сохранили НАТО и с тех пор продолжают прилагать все усилия для того, чтобы принять в него ЕС. Как недавно заявил бывший французский посол в России Жан де Глинасти, «американцы ввели в ДНК ЕС и НАТО недоверие по отношению к России». 

Россия же совершенно не заинтересована в конфронтации с Европой, которая является для нее основным клиентом. Россия стала для ЕС первым поставщиком природного газа (40% импорта и 19% потребления) и вторым поставщиком нефти (20% импорта и 16% потребления). По оценкам Европейской комиссии, к 2040 году ЕС придется импортировать 70% потребляемых энергоносителей, а не 50%, как сегодня. По данным российского Министерства энергетики, Россия смогла бы обеспечить 70% импорта газа вместо актуальных 40%.  

Йенс Столтенберг заявил: «Мы не хотим новой холодной войны». Но как сейчас выглядят отношения России и НАТО? Считает ли НАТО Россию угрозой? И какие шаги для запугивания противника предпринимает Россия? 

Мишель Ламбер: Холодная война подразумевала потенциальную ядерную войну, тогда как нынешняя обстановка подразумевает скорее возможность конфликта по типу украинского, но на территории Эстонии и Латвии. Кроме того, в XXI веке ведется информационная война с манипулированием этническими меньшинствами для формирования гибридной войны и кибервойны, которая, как было недавно отмечено, может повлечь за собой ответ по статье 5. То есть, мы имеем схему противостояния России и НАТО, но в рамках совершенно иной и куда более сложной модели, чем та, что существовала до 1991 года.

НАТО действительно считает Россию главной угрозой в своем прямом и непрямом окружении, учитывая, что международный терроризм полагается на связи с Россией в том, что касается поставок оружия. У террористов в Париже и Брюсселе было советское и российское оружие, что заставляет задуматься о связях Москвы и Исламского государства (запрещенная в России организация) в сфере контрабанды оружия. Официально Россия не является угрозой, но многие члены альянса все-таки считают ее таковой.  

Нет никаких сомнений, что Россия начала устраивать провокации. Инцидентов было более, чем достаточно: нарушение воздушного пространства Франции и Великобритании российскими стратегическими бомбардировщиками, пролетевшие над американскими кораблями в Балтийском море Су-24, расширение военной инфраструктуры в Абхазии и Южной Осетии – вот наиболее впечатляющие примеры.

Стоит также отметить, что Москва не гнушается шпионить за поведением других армий в Сирии: там у Кремля имеется прекрасная возможность увидеть в действии членов альянса и малознакомую ему военную технику. Сирия - единственный пример конфликта, где одновременно наносят удары Rafale, Eurofighter и F-16. Россия, естественно, стремится проанализировать поведение Запада, чтобы подготовиться на случай нападения и оценить его слабые стороны при возникновении вооруженного конфликта в Польше и Прибалтике.

Иначе говоря, Россия не является прямой угрозой для НАТО, но представляет собой единственное государство, которому по силам поставить под сомнение мир на европейском континенте. 

Жан-Бернар Пинатель: Для Европы это действительно так. Приведу пример: Минские соглашения удалось подписать, потому что Франсуа Олланд и Ангела Меркель не пригласили за стол переговоров Соединенные Штаты. 

В свою очередь, американские парламентарии, как демократы, так и республиканцы,  не раз выражали несогласие с этим соглашением. 

Развязанная в Европе новая Холодная война отвечает интересам американской администрации и военно-промышленного лобби. Почему? 

По двум основным причинам. Первая носит геополитический характер. После падения берлинской стены в 1989 году Соединенные Штаты боялись только одного: формирования крупного европейского объединения с участием России, которое оспорило бы их мировое господство. В 1997 году бывший советник по вопросам национальной безопасности Збигнев Бжезинский выпустил книгу «Великая шахматная доска», в которой назвал Евразию геополитическим приоритетом США: «Потеря Украины явилась геополитически важным моментом по  причине существенного ограничения геостратегического выбора России.   Даже без Прибалтийских республик и Польши Россия, сохранив контроль  над Украиной, могла бы все же попытаться сохранить свое место лидера в решительно действующей евразийской империи, внутри которой Москва  смогла бы подчинить своей воле неславянские народы южного и юго-восточного регионов бывшего Советского Союза. Однако без Украины с ее  52-миллионным славянским населением любая попытка Москвы воссоздать  евразийскую империю способствовала бы, по всей видимости, тому, что в гордом одиночестве Россия оказывалась запутавшейся в затяжных конфликтах с поднявшимися на защиту своих национальных и религиозных интересов неславянскими народами».

Вторая причина намного хуже первой. Военно-промышленное лобби, а по окончанию двух президентских мандатов президент Эйзенхауэр назвал его угрозой для американской демократии, нуждается в угрозах, чтобы добиться от Конгресса оборонного бюджета, который значительно превышает бюджеты остальных государств. 

По словам Йенса Солтенберга, ответ НАТО на российскую пропаганду опирается на «правду». Но разве обе стороны не ведут информационную войну? И в каком виде?

Мишель Ламбер: Обе стороны отстаивают свои интересы, что вполне естественно. И тут вполне справедливо можно задаться вопросом, действительно ли более «европейское» представление ситуации странами НАТО является в то же время и более «правдивым». Так, например, НАТО все еще не признает существование абхазского народа, хотят тот каждый день борется за свое признание. Абхазия отражает проблемы альянса, который стремится не вызвать недовольство Грузии. Ведь только эта страна защищает интересы НАТО и ЕС на Южном Кавказе. И все это происходит в ущерб праву абхазского народа на самоопределение. 

Альянс также готов пойти на риск этнического и культурного геноцида в стране или регионе ради защиты своих геостратегических интересов. Члены альянса не собираются пересматривать подход к Абхазии, хотя могли бы от этого только выиграть. НАТО также играет с огнем вокруг идеи о том, что Россия является приоритетной целью проекта ПРО, и это наводит Москву на мысль, что альянс ведет тайную игру и скрывает свои истинные намерения. 

Информационная война и пропаганда играют важнейшую роль в XXI веке в той мере, в какой они формируют основу процессов гибридной войны, способствуя формированию сепаратистских народных течений, что составляет вторую фазу процесса. Показательным примером тому опять-таки становится Абхазия, где у агентства Sputnik имеется порядка 30-ти журналистов, хотя с учетом масштабов страны (240 000 жителей) хватило бы и одного. 

У НАТО и России также сложились совершенно разные взгляды на Вторую мировую войну. В частности Кремль всячески отрицает факты изнасилования более двух миллионов женщин и детей в Германии и Восточной Европе. Конфликт исторических представлений ведет к напряженности между пророссийскими общинами, которые до сих пор придерживаются романтических взглядов на Великую отечественную войну и на СССР-освободителя, и европейцами, которые рассматривают освобождение советскими войсками как предлог для оккупации на четыре с лишним десятилетия. Все это естественно препятствует диалогу. 

Жан-Бернар Пинатель: Доказывать, что эта информационная война ведется практически в одном направлении, было бы слишком долго. Как бы то ни было, аннексия Крыма Россией стала весомым аргументом для представителей НАТО, которые заявляют о российской угрозе. Только вот они забывают, что Москва аннексировала Крым якобы в ответ на государственный переворот на Майдане. 

В свою очередь НАТО упорно подпитывает в Европе, прежде всего в восточных странах, страх перед Россией с помощью распространения ложных разведданных о российской угрозе. В качестве примера можно привести выступление главы военной разведки генерала Кристофа Гомара в комиссии по национальной обороне и вооруженным силам: «Главная проблема с НАТО состоит в том, что там главенствующая роль отдается американской разведке, тогда как с французской всего лишь считаются. В НАТО заявили, что Россия готовит вторжение в Украину, тогда как французские сведения ни в коей мере не подтверждали эту гипотезу. Более того, нам было известно, что Россия не разместила ни командных, ни логистических средств, таких как полевые госпитали, которые могли бы указать на военное вторжение. Среди отрядов второго эшелона тоже не наблюдалось никаких движений. Дальнейшее развитие событий показало, что мы были правы».   

Мишель Ламбер - специалист по международным отношениям, научный сотрудник Сорбонны и Университета Тампере. Его исследования затрагивают политику мягкой силы Европейского Союза, умной силы Трансатлантического союза после окончания Холодной войны и Государств, де факто находящихся в зоне действия интересов Москвы.

Жан-Бернар Пинатель - генерал, предприниматель, признанный эксперт по геополитическим вопросам и экономической разведке.

 


Источник: atlantico.fr





Министерство юстиции США сообщило об аресте сотрудника американской программы по созданию атомных подводных лодок, которому предъявлены обвинения в попытке продать военные секреты другому государству. Власти при этом не уточняют, о какой именно стране идет речь. Сообщается, что инженер пытался передать карту памяти с закрытыми данными, спрятав ее в половинке бутерброда.

13:22 | 11.10.2021