Присоединяйтесь к нашим группам

ФБР создает целевую группу для мониторинга социальных сетей

ФБР создает целевую группу для мониторинга социальных сетей

Стремление ФБР возложить на своё подразделение по противодействию иностранному влиянию задачу наблюдать за социальными сетями, не может не вызывать больших вопросов, пишет The Nation. По мнению журнала, в случае если ФБР, которое всегда стремилось к тому, чтобы взять на себя роль «полиции мыслей», удастся получить подобные полномочия, свобода слова окажется под серьёзной угрозой.

04 02 2018
11:22

Федеральное бюро расследований (ФБР) давно привыкло подозревать диссидентов в том, что они иностранные агенты. Кроме того, ФБР печально известно тем, что считало всех, начиная с гражданских активистов и заканчивая противниками апартеида в Южной Африке, орудиями коммунизма — и, следовательно, Советского Союза. Именно поэтому заявление ФБР о том, что спецподразделение по противодействию иностранному влиянию собирается заняться наблюдением за соцсетями, должно вызвать серьёзные вопросы, пишет The Nation.

Риторика вокруг «рашагейта» всё больше напоминает тональность ФБР, свойственную ему во времена холодной войны. Однако вне зависимости от того, на кого будет возложена задача по наблюдению за соцсетями, опасения за свободу слова возникают в любом случае, даже если эта сфера будет отдана на откуп гигантам Силиконовой долины или комитетам в конгрессе.

Однако, какое бы беспокойство ни внушали эти варианты, ФБР — это худший кандидат для этой работы, подчёркивает журнал.

«Перспектива разрешить главному правоохранительному агентству страны определять различные высказывания как иностранную дезинформацию сама по себе внушает опасения. Похоже, что ФБР и само осознаёт, насколько плохо звучит эта идея с точки зрения Первой поправки. Поэтому представитель агентства заявил: «Мы здесь не для того, чтобы становиться «полицией мыслей», — пишет издание.

Тем не менее любой, кто знаком с историей этого органа, знает, что с первых дней своего существования ФБР всегда стремилось играть именно эту роль. Например, будущий директор ФБР Эдгар Гувер начал свою карьеру в этом ведомстве, организуя облавы на радикалов в рамках рейдов Палмера.

Многие критики могут отмахнуться от подобных страхов, назвав их анахронизмами, однако, несмотря на попытки реформировать ФБР, агентство год за годом продолжает заниматься всё тем же, а именно слежкой за диссидентами.

В частности, за последние годы бюро не раз демонстрировало свои глубоко укоренившиеся политические пристрастия. Например, ФБР последовательно осуществляет наблюдение за группами ненасильственного характера из-за опасений, что в определённый момент первую скрипку там начнут играть сторонники жёстких решений.

Такое может случиться с любой гражданской группой, однако ФБР следит далеко не за каждой организацией подобного рода. Агентство отдаёт предпочтение различным антивоенным организациям, движениям за экономическую справедливость и расовое правосудие.

«Нет никаких причин думать, что подразделение, занимающееся социальными сетями, не будет склонно к тем же политическим пристрастиям. Что ещё хуже, многие, кто выступает за такие меры, сами показывают отсутствие политической объективности», — отмечает журнал.

По традиции американские левые относятся к ФБР со скептицизмом, из-за того что это ведомство на протяжении долгого времени нарушало гражданские права. Однако из-за расследования возможного сговора членов избирательной кампании Трампа с Россией ФБР приобрело полугероический статус в глазах левых, которые считают бюро противовесом американскому президенту.

Однако левые должны очень внимательно следить за ФБР, в том числе и за его подразделением, занимающимся соцсетями. Усилия по борьбе с «российской пропагандой» нацелены далеко не только на Трампа: многие из паникёров, боящиеся «российского вмешательства», нередко приравнивают неугодные им точки зрения к атакам на американскую демократию.

Те же, кто возражают против текущего курса США по отношению к России или оспаривают ключевые заявления спецслужб о «действиях русских», получают клеймо пособников заклятого врага. Нестандартные мнения даже по чисто внутренним вопросам начинают расцениваться как игра на стороне русских, отмечает издание.

«Беспокойство по поводу иностранного влияния на нашу демократию, будь оно со стороны России или какой-то другой страны, абсолютно справедливо. Однако это не означает, что ФБР нужно выдать карт-бланш на уклонение от критики. Мы определённо должны с опасением относиться к расширению потенциала ФБР в области слежки за диссидентами. Как и традиционные СМИ, соцсети должны быть защищены от цензуры... Из всех возможных органов, которые могли получить полномочия для ликвидации полной свободы слова в интернете, ФБР вполне может быть худшим вариантом», — подводит итог The Nation.


Источник: https://www.thenation.com/





Mashable

После стрельбы в школе во Флориде организации «Альянс по защите демократии» удалось обнаружить активность 600 «российских» аккаунтов в Twitter, пишет Mashable. По словам издания, эти «тролли и боты» пытались сформировать отношение к инциденту и, возможно, с его помощью вызвать раскол в американском обществе.

11:30 | 17.02.2018