Присоединяйтесь к нашим группам

«Британское правительство не понимает, как думают европейцы»

«Британское правительство не понимает, как думают европейцы»

Британцы проголосовали за брексит, не думая о его последствиях, отмечает в интервью Le Monde экс-представитель Великобритании в ЕС Иван Роджерс. Однако, учитывая, что Соединённое Королевство никогда не питало к ЕС тех же чувств, что страны континентальной Европы, нет оснований полагать, что при других обстоятельствах результат референдума был бы другим, подчёркивает эксперт.

17 04 2019
16:40

Экс-премьер-министр Великобритании Девид Кэмерон взял на себя риск проведения референдума в 2016 году, поскольку был уверен, что, «бросившись в битву», выиграет её, признаётся в интервью Le Monde бывший советник премьер-министров Девида Кэмерона и Тони Блэра по европейским делам и постоянный представитель Великобритании в ЕС до января 2017 года Иван Роджерс.

В начале предшествующей референдуму кампании Кэмерон понял, что уступки, полученные от Брюсселя (к примеру, уменьшение пособий для мигрантов из ЕС в Великобритании), выглядят непонятными для широкой публики, поэтому предпочёл сосредоточить внимание на негативных последствиях брексита для экономики страны. Однако противники Кэмерона обвинили его в запугивании населения и заявили, что «Соединённое Королевство может получить всё, что захочет от ЕС, продолжать пользоваться преимуществами единого рынка и после выхода, не платя ни цента и не подчиняясь европейским правилам», вспоминает Роджерс.

При этом эксперт не спешит заявлять, что выбор британцев был бы другим, будь они лучше информированы. По его словам, евроскептицизм в Великобритании был силён еще со времён вступления страны в ЕЭС в 1973 году. «Наши политические элиты никогда не вкладывали в него столько, сколько немцы или французы. Британской публике Европейский союз всегда представляли как проект, направленный на облегчение торговли», — поясняет собеседник издания.

После того как Кэмерон сложил свои полномочия по итогам референдума, этот пост «случайным образом» заняла Тереза Мэй, после «самоустранения» других кандидатов в труднейшую минуту в истории страны со времён Черчилля, подчёркивает Роджерс. «Её опыт в качестве министра внутренних дел ограничивал её понимание деятельности в должности премьер-министрf такими областями, как безопасность и иммиграция. Ей казалось, что на тех же основаниях можно решать и вопросы экономики и единого рынка», — отмечает экс-дипломат. По словам Роджерса, он был единственным, кто предупредил Мэй осенью 2016 года, что после выхода из ЕС Британия потеряет доступ к единому рынку, в то время как остальные члены окружения убеждали её в том, что страна сможет и дальше пользоваться его преимуществами.

Как утверждает экс-представитель Великобритании в ЕС, своего поста в 2017 году он лишился из-за попыток объяснить, что торговые переговоры с ЕС будут труднее, чем представляли себе министры Борис Джонсон, Дэвид Дэвис и Лайам Фокс, что приравнивалось к «богохульству в церкви».

По убеждению Роджерса, «премьер-министр не понимает европейского образа мыслей», поскольку не общается с континентальными партнёрами столь же часто, как её предшественники в 1990-е годы. С тех пор мышление политического класса Великобритании становится всё более «провинциальным и островным», уверен собеседник Le Monde. «Мы больше понимаем в том, что происходит в США, чем в Брюсселе или Париже», — признаётся экс-дипломат.

По его убеждению, эта проблема уходит корнями во времена финансового кризиса 2008 года и последовавшего за ним периода бюджетной экономии. Именно тогда сложилась идея о том, что «безответственные элиты глобализации, в частности, находящиеся в Брюсселе, принимают решения, не имея представления о жизни простых людей». Кроме того, неприятие ЕС стало реакцией на годы правления Тони Блэра, когда имиджу «современного, европейского и открытого внешнему миру Соединённого Королевства» пришёл конец вместе с войной в Ираке.

В то же время со стороны европейцев прошедшие переговоры по брекситу были тщательно продуманной и успешной попыткой загнать Великобританию в «ловушку», замечает Роджерс. ЕС вложил в подписанное соглашение столько давления, что в итоге оно может рассыпаться в прах, предупреждает эксперт. «Эти переговоры могут обернуться катастрофой, в том числе и с точки зрения европейцев», — замечает собеседник издания.

В то же время Тереза Мэй продемонстрировала неспособность объяснить британской публике необходимость делать непростой выбор на каждом этапе реализации брексита, даже в моменты, когда такая возможность у неё ещё была, отмечает автор. Результаты этого подхода катастрофичны — соглашение с ЕС было «уничтожено» Консервативной партией на следующий день после его подписания только потому, что премьер-министр довольствовалась предупреждением, что альтернативой её решению станет хаос.

Роджерс опасается, что именно этот недостаток «педагогики» со стороны Мэй подпитывает гнев граждан, заставляя людей в глубинке желать скорейшего выхода из ЕС, пусть даже без соглашения. При этом он сомневается, что второй референдум станет решением проблемы, ведь в отсутствие объяснений и вследствие пропаганды со стороны праворадикалов вроде Найджела Фараджа, его результат может быть идентичен первому.

Эксперт сравнивает брексит с «революцией, пожирающей своих детей». С его точки зрения, настроения британцев становятся всё более радикальными. «Люди, которые до брексита мечтали о статусе, сравнимом со статусом Швейцарии, сегодня воспринимают этот статус как предательство брексита», — отмечает собеседник газеты.

В 2016 году сторонники брексита победили, поскольку никто не принуждал их обнародовать свои цели в отношении выхода из ЕС. Если бы это произошло, неизбежно возникли бы противоречия, и они потеряли бы голоса, уверен Роджерс. Противникам ЕС удалось объединить два противоборствующих сегмента: тех, кто считает свободный рынок угрозой, и сторонников глобализации: «все они считают предателями людей вроде меня, тех, кто объясняет, что брексит не происходит по щелчку пальцев», — заключает экс-дипломат.


Источник: https://www.lemonde.fr/





Asahi Shimbun

Японский парламент должен сплочённо выступить против политика Ходаки Маруямы и принудить его уйти в отставку, пишет Asahi Shimbun. Ранее Маруяма заявил о необходимости войны с Россией для возвращения Курил, причём это замечание он сделал в состоянии алкогольного опьянения во время встречи в рамках программы обмена между двумя странами. Политик явно не соответствует своей должности, и парламентарии должны объединиться, чтобы наказать его, подчёркивает издание.

11:34 | 24.05.2019