Присоединяйтесь к нашим группам

Политолог предостерегает от иллюзии «новой архитектуры безопасности» в Европе, предлагаемой Владимиром Путиным

Политолог предостерегает от иллюзии «новой архитектуры безопасности» в Европе, предлагаемой Владимиром Путиным

Желание Эммануэля Макрона поднять вопрос о пересмотре европейской архитектуры безопасности можно понять, однако России в этой структуре места нет, пишут на страницах Le Monde философ Мишель Ельчанинов и политолог Брюно Тетре. Как отмечают эксперты, Россия сделала всё, чтобы отделиться от европейской истории и противопоставить себя континенту, а значит включение Москвы в европейские структуры безопасности противоречит западным интересам.

08 09 2019
10:22

Эммануэль Макрон рассчитывает вернуть Россию в Европу с целью «переосмыслить архитектуру безопасности континента», и в этом отношении французского президента трудно обвинить в непоследовательности: об ошибках и недопонимании в отношениях России и Запада лидер Франции говорил ещё в 2018 году, отмечают на страницах Le Monde философ Мишел Ельчанинов и политолог Брюно Тетре.

Учитывая, что Парижской хартии, переопределившей правила безопасности на европейском континенте после окончания «холодной войны» в 1990 году, через год исполнится 30 лет, возвращение к этому вопросу «небезосновательно», замечают авторы статьи. И Макрон делает это, обращаясь к традиционному французскому посылу времён холодной войны : необходимости «выйти за рамки логики блоков».

Как ни странно, эта идея вторит прежним требованиям советских властей, а также инициативе Дмитрия Медведева 2008 года о европейской безопасности, замечают эксперты. Несмотря на «расплывчатость» российских формулировок («не обеспечивать безопасность за чужой счёт», «не позволять альянсам подрывать единство европейского пространства», «не развивать военные альянсы, угрожающие другим государствам» и пр.), «речь определённо шла о том, чтобы предоставить Москве право контролировать западные решения», — убеждены авторы материала.

На встрече в форте Брегансон, Путин, в отличие от Макрона, не цитировал Достоевского, однако у российского лидера также есть свой вдохновитель, хоть и не столь известный, как автор «Братьев Карамазовых», замечают эксперты. Речь, по их словам, идёт о бывшем советнике канцлера ФРГ Вилли Брандта Эгоне Баре, ставшим одним из главных идеологов политики сближения ФРГ с СССР в 70-х годах XX века. Как поясняют специалисты, Бар считал построение единой Европы второстепенной задачей по сравнению с объединением двух Германий. Именно он развивал идею «системы европейской безопасности» и активно участвовал в заключении соглашения с Москвой 1970 года об отказе от применения силы.

Как напоминают авторы, в интервью газете Bild в январе 2016 года Владимир Путин процитировал слова Бара 1990-го года о необходимости создания в Центральной Европе нового объединения, которое не было бы частью НАТО, а также о недопустимости расширения НАТО на Восток.

«Понимаете, он был очень умный человек. Он видел в этом глубокий смысл, был убеждён в том, что нужно поменять формат абсолютно, уйти от времён «холодной войны». И мы этого ничего не сделали», — посетовал тогда российский президент.

Как отмечают авторы, идеи Бара перекликались с советской «дипломатией улыбок» . Так, последний советский генсек Михаил Горбачёв, предчувствуя распад собственной империи, предлагал западному руководству создать общую, независимую от США, структуру, которая объединила бы социалистический блок со странами Западной Европы — идея, соблазнившая некоторых европейских лидеров, включая Франсуа Миттерана, осуществлению которой, помешало крушение СССР.

Тот факт, что Путин цитирует не Достоевского, а Бара, неслучаен, уверены эксперты. По их словам, российский президент «перенимает стратегический план Советского Союза и в том же виде предлагает его Европе, которая, на его взгляд, не изменилась». Как предполагают специалисты, «соблазнение Европы» для Путина, как в своё время для Горбачёва, является попыткой спасти собственный режим, ослабленный неистребимой коррупцией элит и неспособностью властей выполнить обещания, данные народу.

Как бы то ни было, российские идеи противоречат интересам Европы и Франции по многим причинам. Во-первых, в возвращении к геополитике XIX и XX века с её концепцией сферы влияний не заинтересован никто, кроме самой Москвы. Во-вторых, перспектива сближения России и Запада иллюзорна из-за многочисленных нарушений Россией прежних международных норм. «Как поверить в то, что новые она будет соблюдать?» — задаются вопросом авторы. Наконец, шаги навстречу Москве, вряд ли встретят поддержку среди европейских партнёров Франции.

Макрон намерен «снова состыковать» Россию с Европой, принадлежность Москвы к которой , по его словам очевидна, исходя из того, что отношение Запада толкает Кремль в объятия Китая. Однако, по мнению экспертов, это предположение спорно.

Владимир Путин сделал всё, чтобы отделить Россию от европейской истории, уверены эксперты. Он предложил своей стране альтернативу: «стать спасителем и хранителем Европы, направив континент на правильный путь «традиционных ценностей» и консерватизма или попытаться осуществить евразийское начинание вместе с тюркоязычными народами в мечтах о большом антизападном альянсе во главе с Китаем».

Как подчёркивают авторы, российский лидер сам на протяжение 15 лет отвергает Европу и её «упаднические» ценности, утверждая при этом, что в сторону Китая Россию толкает Запад. При этом экономическое и военное сотрудничество с Москвы с Пекином планомерно развивается уже с 2001 года.

Следствием подобных обвинительных речей стало развитие идеи о так называемом «унижении России», напоминают Ельчанинов и Тетре. Однако действительно ли Россию унизили, задаются вопросом эксперты, напоминая, что Москва стала одним из авторов Парижской хартии, была приглашена в «Большую семёрку» и ВТО и на равных общалась с Североатлантическим альянсам в рамках совета «Россия — НАТО». Помимо этого авторы настаивают, что обещания не расширять НАТО на Восток в действительности никогда не существовало, однако обещание не размещать на территории новых государств-членов ядерных вооружений и значительного объёма войск, данное в 1997 году, ни разу не нарушалось.

Хотя специалисты признают правоту Макрона в желании расширить возможности для диалога с Москвой и сопротивлении возобновлённой американской идее о включении Украины и Грузии в НАТО, идею о новой архитектуре безопасности в Европе они называют «химерой в прямом и фигуральном смысле слова». Ельчанинов и Тетре советуют вместо этого сосредоточиться на другом проекте — обеспечении «стратегической стабильности» в Европе, ввиду размещения на континенте российских ракет и возможного ответа со стороны Запада.


Источник: https://www.lemonde.fr/





Не только немцы, но и мигранты в Германии возмущены тем, что люди, ищущие в Федеративной республике защиту и помощь или нашедшие все это, дают втянуть себе в преступления. Политики должны действовать.

13:21 | 11.10.2019