Присоединяйтесь к нашим группам

Сможет ли Порошенко контролировать правые силы Украины?

Сможет ли Порошенко контролировать правые силы Украины?
Новые оппоненты украинского президента находятся в его собственном парламенте.
15 10 2015
16:50

Джон Хадсон, Райд Стендиш, корреспонденты “ForeignPolicy

После установления шаткого перемирия между Вооруженными силами Украины и пророссийским сепаратистами,  Президенту Петру Порошенко придется столкнуться с очередным вызовом, и на этот раз не со стороны его оппонентов в Москве, а от националистических партий, представленных в его собственном правительстве.

В ближайшие месяцы от украинского парламента ожидают голосования по вопросу децентрализации в стране – ключевому вопросу, сформулированному во вторых минских договоренностях о прекращении огня, подписанных Германией, Францией, Украиной и Россией в феврале этого года. По условиям соглашения, Киев обязуется предоставить широкую автономию восточной Украине, большинство населения которой тяготеет к сближению с Россией, в то время как Россия обязана содействовать выводу вооружений и добровольческих вооруженных формирований с территории Украины.

Проблема заключается в том, что у Порошенко в настоящее время не хватает голосов для принятия поправок к Конституции из-за оппозиции националистических партий (таких как Радикальная Партия, «Правый Сектор») и даже политических партий, не действующих с радикальных позиций, но опасающихся, что изменения в законодательстве могут привести к разрушению  суверенитета и к потере независимости страны.

Например, когда парламент голосовал за предоставление широкой автономии, лидер Радикальной партии Олег Ляшко незадолго до его выхода и з коалиции Порошенко заявил, что поправки являются частью плана Владимира Путина, «направленного на уничтожение Украины».

Законодательный тупик может свести на «нет» минские договоренности и привести к возобновлению вооруженного противостояния. И выйти из этого тупика в ближайшее время будет непросто. В своем интервью новый посол Украины в США заявил, что единственный путь сдвинуться с мертвой точки – это заставить Россию прекратить поддержку сепаратистов военными средствами. Шаг, на который Путин вряд ли пойдет, по мнению многих.

“Если мы увидим прогресс в отводе вооружений и воинских формирований, процесс [конституционной реформы] пойдет значительно быстрее, - заявил украинский посол Валерий Чалый в обстоятельном интервью, которое он дал «Foreign Policy» в украинском посольстве в Вашингтоне. – Украина соглашается на все большие политические компромиссы, но прогресса в отводе вооружений не происходит».

Требование Киева к тому, чтобы Москва первой сделала шаг, заставляет многих экспертов подозревать, что неуступчивость Москвы может быть использована Киевом в качестве предлога для откладывания проведения необходимых реформ.

Мэттью Роянски, эксперт Вилсоновского центра, говорит о том, что Порошенко столкнулся с реальным сопротивлением в действующем парламенте.  Тем не менее, замечает Роянски, «в украинской политике разыгрывание российской карты всегда было практикой подмены действий, а не рецептом для них».

Некоторые выражают мнение, что Украина имеет полное право замедлить ход реформ в виду постоянного присутствия российских вооруженных сил на границе с Украиной и наличия тяжелой артиллерии у сепаратистов. «Пока Россия действительно не начнет со своей стороны выполнять решения Минских договоренностей, от Украины нельзя требовать проведения конституционной реформы», - заявляет Джон Хербст, бывший посол США в Украине и директор Атлантического Совета.

Чалый, который занял свой пост в Вашингтоне в июле, является доверенным лицом Порошенко и некоторое время был его советником по внешней политике. Сообразительный и остроумный собеседник, он выгодно отличается по стилю от своего предшественника Александра Мостыка, представителя старой консервативной школы, назначенного еще во времена ныне отстраненного от власти Президента Виктора Януковича.

Признавая, что Порошенко стоит перед трудным политическим выбором, Чалый замечает, что проект децентрализации президента становится все более непопулярным в Украине. «В прошлом году большинство украинцев поддерживали политические компромиссы, заключенные в Минске, - говорит он, - однако в этом году все меньше и меньше украинцев выражают свою поддержку этому процессу, так как они видят, что Россия не собирается оставлять Украину в покое».

Вопрос о децентрализации возник после протестов на Майдане в 2014 году и рассматривался как мера для ускорения проведения демократических реформ. Процесс замедлился после начала вооруженного противостояния в Восточной Украинке, и когда зыбкость вторых минских соглашений стала очевидной, децентрализация оказалась привязанной к широкому политическому обсуждению вопроса  о статусе неподконтрольных территорий. Это, в свою очередь, еще крепче привязало проведение реформ в Украине к военной ситуации на Донбассе и заставило Порошенко балансировать на грани между все более разочаровывающимся электоратом и западными правительствами, настаивающими на урегулировании ситуации на Донбассе.

“Специальный статус для оккупированных территорий был навязан Украине в Минске и выглядит как награда для Путина. Многие украинцы расценивают это как потакание Запада действиям Путина», говорит Алексей Гаран, профессор компаративной политики в Киево-Могилевской академии.

Законопроект о децентрализации прошел первое чтение в украинском парламенте в конце августа, но показал достаточно ясно, насколько трудным будет путь к полной реализации  минских договоренностей. Во время бурной парламентской сессии Порошенко подвергся яростной критике как со стороны оппозиции, так и со стороны собственной проевропейской коалиции, обвинившей президента в сдаче России. После голосования протесты у стен парламента, организованные ультранационалистической партией «Свобода», привели к гибели трех национальных гвардейцев.

Для ратификации в качестве поправки к Конституции, законопроект о децентрализации должен пройти второе и окончательное чтение с 300 голосами за него из 450 парламентариев, т.е. больше тех 265, проголосовавших после первого чтения. Остается только гадать, каким образом Порошенко рассчитывает добрать недостающие голоса.

“Возможно все, - говоритСтивен Пайфер, бывший посол США в Украине и старший научный сотрудник Института Брукингса. – Это потребует от Порошенко огромных усилий, и политическое противостояние будет очень жестким».

Децентрализация на Донбассе оказалась в таком неопределенном положении частично из-за того, ни одна из противоборствующих сторон не сделала первый шаг в отношении реализации минских договоренностей. С точки зрения Москвы, Киев не выполняет свои обязательства по предоставлению автономии; с точки зрения Киева, Россия ставит под сомнение договоренности, отказываясь сократить свое военное присутствие на востоке Украины.

“Одной из главных проблем вторых минских договоренностей является то, что они не детализируют, в какой последовательности должны следовать заявленные шаги», - говорит Пайфер.

По условиям Минских договоренностей, Украина требует от России вывода российских вооруженных сил, военной техники и добровольческих формирований с территории Украины; отвода артиллерии от линии противостояния; предоставления свободного доступа для наблюдателей от ОБСЕ и восстановления полного контроля Украины над юго-восточной границей с Россией.

В то же время уже на протяжении 18 месяцев Москва выступает за «федерализацию» Украины – шаг, который бы позволил таким регионам как Луганская и Донецкая области получить широкую автономию от Киева, включая право на проведение внешней и торговой политики. Украина категорически против подобной концепции и взамен продвигает идею децентрализации, различные формы которой позволят регионам страны увеличить местные властные полномочия и оставлять значительно больше поступлений в местных бюджетах.

Киев настаивает на том, что децентрализация является выполнением со стороны Украины обязательств по минским договоренностям, но для достижения результата необходимо предпринять еще очень много шагов.

Еще один подвисший вопрос – это проведение выборов на территории, занятой силами сепаратистов. Украинское правительство настаивает на том, что местные выборы не могут быть проведены, пока системы вооружения и военная техника не будут отведены от линии соприкосновения и пока не будет восстановлен в полной мере контроль Украины над ее границей с Россией. Киев заявляет, что признает результаты выборов только в том случае, если они будут проведены по украинскому законодательству и будут признаны соответствующими международным стандартам со стороны наблюдателей ОБСЕ. По словам Чалого, без восстановления контроля над границей трудно будет обеспечить проведение честных выборов, в ход которых не вмешалась бы Россия.

Вопреки возражениям Киева, лидеры сепаратистов объявили о планах проведения своих собственных выборов 18 октября и в начале ноября. Эти заявления вызвали шквал обвинений со стороны украинского правительства и рискуют разрушить только что установившееся перемирие между Киевом и сепаратистами. Выборы были временно отложены после встречи в Париже Порошенко, Путина, Олланда и Меркель.

“Впервые за полтора года у нас действует продолжительный режим прекращения огня, это предоставляет возможность для реального прогресса», - говорит Чалый.

Как именно воспользуется Киев установившимся режимом тишины – остается неясным.

“Было бы легче, если бы Россия предпринимала какие-то шаги, но в данном случае неопределенность ситуации больше вызвана развалом политической коалиции, которая до сих пор поддерживала Порошенко, - говорит Эндрю Вейсс, вице-президент по исследованиям Фонда Карнеги за Международный Мир. – В этом сейчас заключается главная внутренняя политическая задача для Порошенко, и она намного серьезнее, чем все предыдущие задачи за время его президентства».

Перечисленные в статье партии являются экстремистскими, их деятельность запрещена на территории РФ.


Источник: foreignpolicy.com