Присоединяйтесь к нашим группам

Десятки сирот в Бурятии получили аварийное жилье

Десятки сирот в Бурятии получили аварийное жилье

Общественники призвали прокуратуру проверить, какие дома выделили сиротам в Бурятии. В регионе появляется всё больше «дел сирот», которым власти выдали непригодное для проживания жилье — пострадавших десятки. Таких историй хватает по всей стране, зачастую они превращаются в замкнутый круг: муниципалитеты перекладывают вину на подрядчика, региональные власти — на муниципалитет и нехватку бюджета, а пострадавшие тем временем вынуждены платить коммунальные платежи за непригодное жилье и ходить по судам.

12 08 2019
15:20

«Такое ощущение, что люди-засланцы приехали не из Бурятии. Понаделать гадостей для всех детей, которые здесь есть, ничего не сделать и улететь обратно на другую планету», — так ситуацию с соцзащитой в республике оценила член центрального штаба ОНФ Светлана Калинина.

Общественники нашли очередной поселок, где разваливаются дома, выделенные сиротам, сообщили в организации 7 августа. Девять домов в поселке Молодежный построили из влажного бруса. То, что они непригодны для жилья, видно невооруженным глазом: в одной из построек трещина разбила бетонное крыльцо на три части. В потолках дыры, пол и стены — в трещинах и плесени.

Министерство строительства Бурятии, однако, приняло работу подрядчика и передало дома для заселения сирот. «То есть никто из чиновников не осмелился нарушить цепочку невмешательства и не заявил, что дома попросту непригодны для проживания», — подчеркнули в ОНФ. В минстрое и минсоцзащиты утверждают, что здания находятся в таком состоянии из-за неправильной эксплуатации.

Подобная ситуация повторяется в Бурятии не первый и даже не второй раз. В конце июня стало известно о возбуждении уголовного дела по факту нарушения при предоставлении жилья сиротам в Кяхтинском районе. Квартиры в старом реконструированном здании были переданы еще в 2013 году, однако живут в них лишь 5 из 26 сирот. Жить там попросту невозможно — нет водоснабжения и канализации, по стенам пошли плесень и трещины. По информации местных СМИ, сотрудники Центра гигиены и эпидемиологии признали дом не соответствующим нормам еще в 2014 году.

7 августа в прокуратуре сообщили о возбуждении уголовного дела по ч. 5 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности») против предпринимателя, который построил два четырехквартирных дома для сирот в Закаменском районе. Контракт обошелся в 5,7 млн рублей. В квартиры в начале лета заселились сироты с ментальными нарушениями, впоследствии прокуратура выявила несоответствие нормам.

В Бурятии многие из выданных сиротам квартир пустуют, показывают результаты мониторинга за 5 лет. В селе Баргузин не живет ни один из сирот, получивших там жилье, в селе Кяхта — 5 из 26, в Турунтаево — 2 из 18, примерно такой же расклад еще по ряду населенных пунктов. Причина — жить там невозможно, а за коммунальные услуги приходится платить.

О самом скандальном уголовном деле, которое называют «делом сирот», стало известно в декабре. В 2015–2017 годах минстрой республики купил для предоставления сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, более 250 домов в селе Сотниково. Следователи установили, что большая часть из них непригодна для проживания из-за нарушений, допущенных при строительстве. А это значит, что при приемке объектов кто-то нарушил закон.

По делу были задержаны замминистра строительства региона Сергей Рыбальченко и владелец компании-подрядчика Сергей Домшоев (в середине июля его признали банкротом — он задолжал налоговой 2,7 млн рублей). В конце июля появился еще один фигурант — бывший глава Иволгинского района, к которому относился поселок Сотниково, Бимба Дымблыров. Сумма ущерба — свыше 195 млн рублей. Дело в конечном счете передали на расследование в Москву под контроль руководства СК.

В мае история о «деле сирот» прозвучала в ходе медиафорума с участием российского президента Владимира Путина. После этого в республиканском министерстве социальной защиты заверили, что Верховный суд Бурятии разбирается в деле о предоставлении жилья детям-сиротам. По данным ведомства, иски подали 29 из 254 человек, получивших жилье в Сотниково.

Владелец домика в сотниковском коттеджном поселке Александр Степаненко рассказывал, что проблемы начались с дня заезда: «Примерзла дверь, на окнах был иней, стены сырые, обои даже не просохли». Первое время семья пыталась справиться своими силами, но положение вещей стало невыносимым, и они обратились в суд. После нескольких заседаний суд встал на сторону сирот и признал жилье непригодным, но минстрой подал апелляцию, потребовав привлечь к ответственности экспертов.

Руководитель центра юридической помощи детям-сиротам благотворительного фонда «Надежда на завтра» Павел Денисов говорит, что им пока удавалось все подобные дела довести до конца: либо выдавали новое жилье, либо ремонтировали ранее выданное.

«Самое долгое и сложное в этом — экспертиза качества предоставленного жилья. Обычно сироты проводят ее за свой счет, а потом через суд требуют замену выданного жилья и компенсации средств, потраченных на экспертизу», — рассказал Павел Денисов.

В среднем суд выносит решение через полгода-год. А дальше всё зависит от бюджета региона — могут заменить жилье за месяц, а могут тянуть больше года, отмечает он.

«Все прекрасно знают, что сироте после выпуска из детского дома полагается комфортное жилье, но на практике это не так. Во многих регионах недобропорядочные чиновники и застройщики приобретают или строят жилье для детей-сирот, изначально непригодное для проживания», — сетует учредитель организации помощи детям-сиротам «Мы нужны друг другу», член общественного совета при уполномоченном по правам ребенка при президенте РФ Альберт Сарбалаев.

В выдаче аварийного жилья детям-сиротам уличали чиновников, в частности, в Свердловской и Калужской областях, Краснодарском и Пермском крае. Сценарий примерно один и тот же. Пример — проблемный дом для сирот в городе Тайшет Иркутской области, о котором также доложили главе государства в мае. Через три года построенный для детей-сирот дом начал разваливаться. Мэр Александр Заика заявил, что дом — трехэтажный, а значит, его возведение не должен контролировать стройнадзор. Чиновники, которые принимали объект, осмотрели здание визуально и проверили, как работают коммуникации. Не прошло и года, как прокуратура выявила более 10 нарушений. Спустя два года их стало вдвое больше. Управляющая компания из-за проблем с оплатой счетов (уровень сбора платежей оценивался в 30%) отказалась обслуживать дом.

Глава Усть-Лабинского района Краснодарского края, как установили следователи, купил девять квартир для детей-сирот в бараках, где до этого содержались заключенные. Сумма контракта составила более 9,4 млн рублей. Состояние бараков чиновника не смутило, и он подписал акт приемки.

Ситуация с предоставлением жилья детям-сиротам стоит остро: регионов, где для них приобретается заведомо некачественное жилье, много, Альберт Сарбалаев. «Но есть регионы, где выдается качественное комфортабельное жилье. К примеру, в Астраханской, Владимирской, Ростовской и Калининградской областях», — добавил он.

Сироты, годами стоящие в очереди на получение жилья или претендующие на его замену, зачастую получают один ответ — у властей нет ресурсов. В Бурятии задолго до скандала с «делом сирот» предлагали расселять сирот по чердакам, которые можно переоборудовать в жилые помещения. После «дела сирот» там решили изменить подход и закупать жилье на вторичном рынке.

Чтобы обеспечить людей качественным жильем, нужно изменить законодательство, считает вице-спикер Госдумы Ольга Тимофеева. «У нас много примеров, когда сирот заселяют в новые, но совершенно непригодные для проживания дома. Просто потому, что выделяемые деньги разворовываются, а за качеством строительства никто не следит, — заявила она. — В Ставропольском крае детям-сиротам предлагали жить рядом с лепрозорием в новом доме, который уже требовал капитального ремонта (эта история произошла в 2017 году — квартиры для сирот находились в 50 м от медучреждения, при этом поблизости не было социальной инфраструктуры)».

Почти 170 млрд рублей нужно для того, чтобы обеспечить жильем всех российских сирот. Такие подсчеты в мае этого года привела руководитель управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений СК РФ Евгения Минаева. Ежегодно федеральный и региональные бюджеты выделяют 33 млрд рублей на эти цели, но число оставшихся без опеки детей только растет. По подсчетам аудиторов, в 2018 году на приобретение жилья для сирот было выделено в шесть раз меньше денег, чем требовалось.

Такими темпами сироты из Омской области, например, могут получить обещанное государством жилье через 25 лет.

В конечном счете недофинансирование приводит к новым тратам, считает профессор социологии НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Даниил Александров. Из-за проблем с жильем у сирот ухудшается здоровье, на лечение и другие пособия снова требуются деньги. Кроме того, из-за безвыходности они могут идти на преступления.

Один из вариантов решения проблемы, который не первый год обсуждают власти, — введение денежных сертификатов. Так, сироты смогут выбирать, получать им жилье или же деньги, чтобы купить его самостоятельно. «Практика выдачи денежных сертификатов не всегда успешна, — отмечает глава организации «Мы нужны друг другу» Альберт Сарбалаев. — Большая часть выпускников детдомов, с которыми мы общались, считает, что должна быть отдельная федеральная программа по обеспечению жильем детей-сирот». Правительство уже занимается ее разработкой, напомнил он.


Источник: https://iz.ru/