Присоединяйтесь к нашим группам

Официальные представители Кремля почти месяц не давали комментариев журналистам

Официальные представители Кремля почти месяц не давали комментариев журналистам

Сегодня Дмитрий Песков вернулся из отпуска и побеседовал со всеми желающими.

13 08 2019
15:17

13 августа пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков впервые почти за месяц провел конференц-колл с журналистами. Из-за отпуска Пескова ежедневные беседы не проводились с 18 июля, поэтому ему задали вопросы сразу обо всех главных событиях последних недель: выборах в Мосгордуму, связанных с этим протестах, взрыве ракеты в Белом море. Вот что он ответил.

«Коммерсант FM»: Американские СМИ сообщили, что взрыв под Северодвинском произошел при испытании ракеты «Буревестник», и эту версию поддержал Дональд Трамп. Могут ли в Кремле подтвердить или опровергнуть эти данные?

Дмитрий Песков: Вы знаете, что организация, проводившая испытания, уже сделала заявление на этот счет. Они дали информацию, они объяснили причины аварии, произошедшей во время испытания, которая, к великому нашему общему сожалению, привела к гибели, героической гибели наших коллег. Больше мне добавить к этому нечего. Я все-таки призываю вас ориентироваться на информацию, которую дают наши организации.

«Коммерсант FM»: По поводу протестных акций в Москве. Хотел спросить, считают ли в Кремле правомерным преследование участников протестных акций по статье о массовых беспорядках?

Песков: Здесь нужно четко дифференцировать легитимные, согласованные заранее в установленном порядке акции того или иного характера, а также действия, которые, ну, наверное, подпадают под попытки, скажем так, организации или вовлечения людей в общественные беспорядки. Это совершенно разные явления. Вы знаете, что имело место и то, и другое. Я имею в виду, имела место и согласованная акция, и попытки организации общественных беспорядков. В данном случае правоохранительные органы выполняют свои обязанности. То есть делают все, что необходимо для пресечения подобных нелегитимных попыток, а также для организации обеспечения безопасности в ходе легитимных, согласованных акций.

«Коммерсант FM»: Тогда можно, получается, несогласованный митинг квалифицировать как массовые беспорядки, по мнению Кремля, правильно?

Песков: Если это приобретает форму массовых беспорядков, то да.

«Коммерсант FM»: Просто в законе написано про насилие, погромы, поджоги, вооруженное сопротивление представителям власти. Вроде бы этого не наблюдалось. Или у Кремля другая информация?

Песков: Ну мы же с вами видели разные кадры. Мы же видели кадры, которые по крайней мере подпадают под, например, тоже слово «насилие». По крайней мере насилие в отношении представителей органов правопорядка имело место. И как раз вы знаете, что сейчас выполняются следственные действия, которые как раз и нацелены на то, чтобы подтвердить или опровергнуть случаи применения насилия и фактов неподчинения представителям органов власти, оказания им сопротивления. Я еще раз повторяю, идет следствие, и как раз именно следствие и должно выдвинуть обвинения, которые потом будут либо подтверждены, либо нет судом.

«МОСКОВСКОЕ ДЕЛО»

Суд отказался арестовать фигуранта «московского дела» Дмитрия Васильева. Он попал в реанимацию после того, как ему не дали взять в камеру инсулин

Основа «московского дела» — заявления росгвардейцев о том, как на них нападали на акции 27 июля. Вот что они рассказали на допросах

Осветив деятельность Мосгоризбиркома в негативном свете, решили организовать вооруженное сопротивление Текст постановления о возбуждении дела о массовых беспорядках в Москве

«Коммерсант FM»: Но все-таки действия полиции на этих акциях считают ли в Кремле соразмерными, оправданными или, наоборот, несоразмерными, неоправданными?

Песков: Мы считаем, первое, абсолютно недопустимым несоразмерное применение силы со стороны представителей органов власти. И считаем абсолютно оправданными жесткие действия правоохранителей для пресечения общественных беспорядков. В случае появления каких-то судебных исков мы считаем, что эти иски должны расследоваться необходимым образом и затем должны рассматриваться в суде.

«Коммерсант FM»: Вы говорите «общественные беспорядки». То есть не массовые беспорядки, а именно некие общественные?

Песков: Я не знаю, в чем, так сказать, разница… Здесь, по-моему, прекрасно понятно, о чем я говорю.

«Коммерсант FM»: В УК написано «массовые».

Песков: Ясно, я не говорю сейчас с вами языком УК. Нам сложно будет с вами общаться языком УК. Согласитесь, тогда не будет получаться вообще конференц-колла.

«Дождь»: Вы сказали про «считаете абсолютно недопустимым несоразмерное применение силы со стороны органов власти». Наблюдали ли вы такое несоразмерное применение силы, жесткое отношение полиции по отношении к людям? Потому что по картинке как раз беспорядков массовых, поджогов не было, а вот жесткие удары, девушек, вот этот удар в живот со стороны полицейского, о котором все говорят…

Песков: Значит, мы, безусловно, мы фиксируем, мы обращаем внимание на все материалы, которые появляются, где совершенно очевидно запечатлены случаи, по факту которых, кстати, ведется внутреннее расследование служебное, внутренняя проверка. И мы знаем, что правоохранительные органы об этом говорили нам. И также фиксируем те материалы, которые фиксируют неповиновение и, более того, агрессию по отношению к сотрудникам органов правоохранительных, что также является недопустимым. И то, и другое мы фиксируем, принимаем к сведению. Но еще раз повторяю: администрация президента не может и не должна выносить каких-то вердиктов на этот счет. Это не прерогатива Кремля. Единственный, кто вправе выносить решения, это суд, после соответствующего следствия.

«Эхо Москвы»: Вы сказали «не прерогатива Кремля», но все-таки: министры назначаются президентом, и то, как вели себя сотрудники полиции, действительно получило какую-то общественную оценку. Никаких вопросов к действиям министерства у президента не возникло, профильного? Министерства внутренних дел, ну и Росгвардии, раз уж мы, как бы они там в связке действовали.

Песков: Во-первых, я еще раз хочу вам напомнить, что МВД, как и другие силовые ведомства, они уже заявили о том, что определенные случаи находятся в проверке. Они выполняют необходимые действия, чтобы проверить, насколько были оправданными, нужными и необходимыми те или иные действия наших правоохранителей. Это первое. А во-вторых, главное, это то, что наши правоохранители, они выполняют свою функцию. Они выполняют свою функцию, предусмотренную в законе.

«Эхо Москвы»: Тогда вопрос о том, как они исполняют эту функцию. Они исполняют ее анонимно, без каких-либо опознавательных знаков, без жетонов и даже с закрытыми лицами. Это Кремль никак не смущает?

Песков: Это не прерогатива Кремля. Большего я не могу вам сказать. Еще, пожалуйста?

Associated Press: А тот факт, что президент еще не высказался о протестах, которые уже длятся три выходных подряд, означает, что для президента это не общественно значимое событие, что не стоит о нем пока разговаривать.

Песков: Ну нет. Президент, разумеется, обращает внимание на происходящее, но речь идет о столице Москве, речь идет об акциях в разных жанрах, которые происходят в столице. Безусловно, глава государства обращает на это внимание, но вы знаете, что в России ежедневно происходит огромное количество событий, которые являются, естественно, вопросами для внимания президента, и совсем не по каждому ему нужно высказывать свою точку зрения.

Associated Press: То есть эти события воспринимаются не как из ряда вон выходящие?

Песков: Безусловно, нет.

Bloomberg: Правоохранительные органы, в том числе Следственный комитет, они едины в своих оценках произошедшего. Мы все видим аресты по уголовным делам, которые возбудил Следственный комитет, о массовых беспорядках и так далее. Хотелось бы понять: Кремль полностью в этой ситуации доверяет оценке правоохранительных органов того, что происходило на улицах Москвы, или, на ваш взгляд, возможно, были ошибки в том, как правоохранительные органы это квалифицируют, и стоит это перепроверить?

Песков: Я уже косвенно ответил на этот вопрос. Не думаю, что мне есть что добавить к уже сказанному.

Bloomberg: Второй момент [про] последний согласованный митинг, когда было много людей на проспекте Сахарова. Скажите, пожалуйста, те требования, которые [вошли] в резолюцию митинга, с ними в Кремле ознакомились? И считают ли возможным выполнение хотя бы части этих требований?

Песков: Честно говоря, мне ничего не известно о резолюции митинга. Я не знаю, кто ее принимал, я не могу ответить на этот вопрос. Не располагаю такой информацией.

Bloomberg: По тому, как проходил этот митинг, понятно, что сначала массовые выступления в Москве были связаны с нерегистрацией кандидатов в депутаты Мосгордумы. Но это тоже, кстати, вопрос, который вам хотелось бы задать, потому что не было давно конференц-коллов, и все-таки события там развивались как раз. Тоже, если можно, разделю на две части. Первая: ваша оценка всего того, что происходило вокруг нерегистрации кандидатов в депутаты? Почему весь оппозиционный спектр был не зарегистрирован, и несмотря на то, что люди…

Песков: Любой кандидат в депутаты, получив отказ, правомочен обратиться в суд и оспорить решение избирательной комиссии. Есть предусмотренная законом процедура, и здесь все абсолютно четко, и здесь нет никакой двусмысленности. Вот это первое, из чего мы исходим.

Bloomberg: Второй момент. Повальное недовольство людей тем, что большое количество нерегистраций альтернативных кандидатов в Мосгордуму от оппозиции привело к этим массовым выступлениям. Действия полиции в отношении протестующих привели во многом к тому, что так много людей вышли на проспект Сахарова в минувшие выходные, потому что вторая, скажем так, часть недовольства была связана с чрезмерным применением силы или репрессивных функций в том числе. Там же не только разгоны протестующих, там и административные задержания, но именно возбуждение таких массовых уголовных дел, где больше десятка человек арестованы, это все повысило градус возмущения.

Песков: Понятно. Давайте постепенно. Мы с вами не можем и не должны руководствоваться эмоциями, поэтому использовать фразу «неправомерное применение силы», «неправомерное отстранение от выборов», «неправомерные аресты» и так далее — это может делать или только ведомство, которое это делает по итогам служебных проверок, или устанавливает суд. Мы с вами этого делать не можем. Мы не имеем на это право. Поэтому в случае, если будут подаваться и когда будут подаваться соответствующие обращения, будут соответствующие иски, давайте дождемся уже вердиктов, которые и охарактеризуют то, что происходило.

Bloomberg: Совершенно согласен, оценки, конечно, правовые, но люди выходят на улицы, и в том числе на несанкционированные акции, руководствуясь своими внутренними мотивами, в том числе эмоциональными. Условно говоря, приведу маленький пример: люди сдавали за кого-то подписи, а потом выясняется, что они в своем маленьком московском районе видели, что только человек от оппозиции принимал эти подписи, а потом выясняется, что этот человек не получил ни одной проверенной подписи. Вот это и толкает. Они считают это несправедливым, они выходят. Потом они видят те же самые кадры взаимодействия полиции и протестующих людей. Понятно, что люди выходят, не дожидаясь решений суда, которые квалифицируют, тем не менее, на ваш взгляд в Кремле, то, что так много людей вышло в Москве, заслуживает внимания и конструктивного диалога с этой частью общества, которая стояла на проспекте Сахарова не так давно?

Песков: Безусловно, это заслуживает внимания. И, конечно, как я уже сказал, мы обращаем на это внимание и очень внимательно отслеживаем те моменты, по которым у людей возникают вопросы. И делаем это не только мы, а делают это главным образом городские власти, потому что речь все-таки идет о выборах в Мосгордуму. Давайте исходить их этого.

Мы надеемся, что на все спорные ситуации, ситуации, которые стали резонансными, будут даны соответствующие ответы. Есть основания на это надеяться, потому что внутренние проверки, служебные расследования, все проводится. Ведется также следствие по ряду важных, резонансных дел. Вот, наверное, все, что можно сказать в дополнение.


Источник: meduza.io