Присоединяйтесь к нашим группам

Последнее слово Улюкаева: Никто не ставил вопрос о наличии в Роснефти черной кассы

Последнее слово Улюкаева: Никто не ставил вопрос о наличии в Роснефти черной кассы

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев, обвиняемый в получении взятки, в четверг выступил в Замоскворецком суде Москвы с последним словом.

07 12 2017
13:08

Он вновь заявил о своей невиновности. «Против меня была совершена чудовищная провокация», – сказал Улюкаев. Потенциальный потерпевший превратился в свидетеля, а потом в гипотетического свидетеля и кажется вовсе растворился, сказал Улюкаев про главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина. Никто не ставил вопрос о наличии в «Роснефти» черной кассы, добавил экс-министр. Он также сообщил, что ждал очную ставку с Сечиным, но ее так и не провели. «Насчет "сыра и масла" скажу, что с 2006 г. подавал декларации и ни разу не было вопросов по поводу источников происхождения имущества», – сказал Улюкаев. Он сравнил процесс с цирком: не очень молодой гладиатор отмахивается картонным мечом, а публика любопытствует - какой срок дадут. По словам экс-министра, жертвой провокации может стать любой.

Улюкаев признал себя виновным - но не во взятке, а в том, что слишком часто шел на компромиссах: крутился в бюрократическом хороводе, принимал подарки, дарил сам. Только попав в трудную ситуацию понимаешь, как тяжело живут люди, сказал он. «Простите меня за это люди», - сказал Улюкаев. Остаток жизни обещает посвятить помощи людям. Он добавил, что 10 лет строгого режима в его возрасте равносильны смертному приговору. Завершил свое последнее слово пожеланием хорошо встретить новый год: «будьте здоровы, живите счастливо».

Перед оглашением последнего слова прокурор Павел Филипчук призвал суд критически отнестись к утверждению о невиновности Улюкаева, поскольку доводы обвинения убедительны и достаточны. По словам гособвинителя, исключение признака вымогательства не может повлиять на квалификацию действий Улюкаева при получении взятки. Провокации в отношении подсудимого не совершалось, уверен прокурор. Проведенный в отношении Улюкаева следственный эксперимент был законным.

Филипчук пояснил, что провокация — это создание искусственных условий для преступления, в этом случае предлагать деньги должен был главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин. Но следствием достоверно установлено, что требование денег поступило от Улюкаева на Гоа, задолго до организации оперативно-розыскных мероприятий, заключил прокурор. Улюкаев находился перед выбором: совершать противоправные действия или нет. Его решение всем известно, говорит прокурор: «забрал деньги, положил в машину и пошел пить чай».

Прокурор Борис Непорожный вернулся к моменту получения Улюкаевым сумки с деньгами. Он задался вопросом, почему министр не спросил о ее содержимом. Версия обвинения, по словам прокурора, отвечает на этот вопрос — потому что итак знал, версия Улюкаева ответа не дает. Защитники сомневались также, что в сумке были именно деньги, ведь даже обвинитель 22 кг долларов поднимал с трудом, добавил Непорожный. «На это могу сказать только одно: своя ноша не тянет», — завершил выступление прокурор.

Адвокат Тимофей Гриднев настаивает на том, что факт требования Улюкаевым денег так и не был доказан. Сечин, который это якобы слышал, в суд не пришел, а показания генерала ФСБ Олега Феоктистова, который об этом знал только со слов главы «Роснефти», противоречивы. Кроме того, по словам защитника, в ходе оперативных действий были нарушения. В частности, нужно было составлять не протокол осмотра места преступления, а протокол задержания. «Государственное лицо, министр, на семь часов исчезло с радаров!» — возмутился адвокат. По его словам, после задержания Улюкаева ему не давали звонить в течение семи часов, заблокировали его машину.

И это было именно создание искусственных условий для провокации взятки, настаивает Гриднев: Улюкаев мог не приехать в «Роснефть», если бы Сечин его об этом не попросил. Кроме того, обвинение позволяет себе некорректные высказывания в отношении Улюкаева, например, «сыр в масле».

Улюкаев был задержан 14 ноября 2016 г. Он обвиняется в вымогательстве взятки от представителя «Роснефти» в размере $2 млн. По версии следствия, министр просил деньги за положительную оценку сделки, которая позволила нефтяной компании купить государственный пакет акций «Башнефти». Улюкаева задержали после встречи с Игорем Сечиным в «Роснефти». В машине министра была обнаружена сумка с помеченными оперативниками купюрами. Дело в отношении Улюкаева было возбуждено по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особом крупном размере).

Гособвинение считает вину Улюкаева в получении взятки в $2 млн полностью доказанной. Для него требуют 10 лет колонии строгого режима со штрафом в 500 млн руб. — в пятикратном размере суммы взятки. Кроме того, прокурор потребовал запретить Улюкаеву занимать ответственные должности 10 лет, лишить его орденов, наград и звания «Заслуженный юрист России».

В ходе прений сторон Улюкаев заявил, что его арест стал результатом провокации. Ее организаторы, по мнению экс-министра, стремились предотвратить объективный доклад президенту о готовившейся тогда сделке по приватизации 19,5% акций «Роснефти». Улюкаев отметил странное поведения Игоря Сечина, который упорно зазывал его к себе (вместо того чтобы решить вопросы по телефону), встретил на улице, хотя обычно такой чести удостаивается только президент, но скомкал беседу в офисе. «Почему организатор этой провокации так и не пришел в суд?» — задался вопросом Улюкаев и сам же ответил: ему было просто нечего сказать. Он попросил суд оправдать его и проверить Сечина и Феоктистова на предмет признаков заведомо ложного доноса.

Сегодня в суде прокурор Филипчук заявил, что следует различать сообщения и заявления о преступлениях. Слова Сечина и Феоктистова относятся к первой категории, которая не требует предупреждать об уголовной отвественности за дачу ложных показаний, но нуждается в проверке. Преступление было выявлено сотрудниками ФСБ в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Адвокат Гриднев заявил, что впервые слышит про два типа заявлений.


Источник: https://www.vedomosti.ru/





Белсат

Российские контролирующие органы стараются пресечь поток санкционных продуктов, следующих из Белоруссии в Россию, но это лишь попытки «ложкой океан вычерпать», отмечает журналист «Белсат». По мнению журналиста, дело в том, что от экспорта запрещённых товаров выигрывают не только белорусы, но и сами россияне, связанные с розничной торговлей, а также их помощники в правоохранительных органах.

11:22 | 10.12.2017